Интернет-журнал "Антиэкуменизм"
       
 

Главная 

   

 

Календарный вопрос 

 

Гостевая книга 

 

Круглый стол 

 

Каталог православных изданий 

 

Пишите нам 

 

 

 

             
 

Священник Григорий Коновалов

ЦЕРКОВНОЕ ПРАВО И ЮЛИАНСКИЙ КАЛЕНДАРЬ [1]

«Ныне Православные Церкви живут не по единому календарю» [2], – пишет в своем учебнике Церковного права прот. Владислав Ципин.

Заметим, что 34-е Апостольское правило повелевает сохранять Церковный синкретизм, да сохранится «единомыслие, и прославится Бог о Господе во Святом Духе, Отец, Сын и Святой Дух».

С переходом же некоторых Поместных Церквей на так называемый новоюлианский стиль последовало и агогическое действие новоюлиан относительно единства Церкви. Подобное явление встречаем у новациан nauatianoi [3], которые некогда собрали во фригийском селении Пазе «собор» в царствование Валента (см. Socrates Scholasticus. History, b. 5, ch. 21), на котором узаконили празднование Пасхи одновременно с иудеями, вопреки Апостольскому и Никейскому Постановлениям.

Но если у новациан, четыренадесятников, (протопасхистов) возникло in sacrum montem с Церковью относительно дня празднования Пасхи, то у последователей нового календаря только Пасха (fasca) остается единственным праздником, совершаемым вместе со всею Кафолической Церковью [4].

В то время, когда Церковь вступает в дни Успенского поста, последователи новоюлиании разговляются и празднуют Успение. Браковенчание и прочие церковные таинства и обряды, зависящие от постов, совершаются ими также в запрещенное Церковью время.

При этом их устав отличен от Типикона древней Православной Церкви. В новоюлианском богослужебном уставе Кирио-пасха вообще отсутствует, а Благовещение иногда попадает на первую седмицу Великого Поста, что in alga re multa и совершенно недопустимо в церковной практике. Память сорока Севастийских мучеников, которая всегда празднуется Церковью Великим Постом, в 1983 году у мелетиан [5] приходилась на среду мясопустной недели. В 1997 году они праздновали память мучеников в прощеное воскресенье, а в 2006 году это празднество совпадет у новостильников с четвергом Первой Седмицы Великого Поста.

В нашем Типиконе нет таких совпадений, поэтому новостильники будут заниматься реформаторством в области богослужебного устава.

Все это допускается, по свидетельству прот. Владислава Ципина, на основании постановления Константинопольского конгресса 1923 года. Однако при этом он почему-то не указывает, что всеми Поместными Церквами этот конгресс singula animi consulta был признан неканоничным и антиправославным. Вот как пишет о нем известный канонист, профессор церковного права МДА С.В. Троицкий: «Несомненно, будущий историк Православной Церкви должен будет признать конгресс 1923 года в Константинополе самым печальным событием ее жизни в XX веке.

Организованный и возглавленный масоном, Патриархом Константинопольским Мелетием IV, конгресс самозванно и незаконно назвал себя всеправославным, ибо, во-первых, Русская Церковь, включающая в себя три четверти православного мира, не имела на нем ни одного своего полномочного представителя, а три восточных Патриарха не только отказались участвовать в нем, но и вынесли ему суровый и справедливый приговор; а во-вторых, потому, что самые его постановления носили неправославный характер и, по выражению Александрийского Патриарха Фотия, "пахли ересью и схизмой" (См., напр., послание Патриарха Александрийского Фотия Патриарху Антиохийскому Григорию от 23/IV 1923, № 211. "Церковные Ведомости" 1923, №17-18, стр. 2-4).

И действительно, такие постановления конгресса, как разрешение второго брака священнослужителям, брака после хиротонии, отмена юлианского календаря, признание возможности отказаться от подвижного круга праздников и даже от седмичного или недельного распорядка дней, нарушают каноны и постоянную практику Православной Церкви. Эти постановления были отвергнуты сознанием Православной Кафолической Церкви, а усвоенное в некоторых Церквах постановление о новом календаре нарушило единение их с другими Православными Церквами и вызвало в них тяжелые внутренние смуты, продолжающиеся и в настоящее время» [6].

Тем не менее, подчеркивая положительную особенность григорианского календаря, введенного в 1582 году в католической церкви папой Григорием XIII, прот. Владислав пишет: «[она] заключается в том, что одни и те же даты удерживаются в нем [в григорианском календаре] в течение значительно более длительного времени, чем при юлианском календаре, в астрономически тождественное время года» [7].

Но зададим вопрос: относительно чего удерживаются календарные даты? Ответ апостериорно ясен: относительно дня весеннего равноденствия, которому некогда папа Григорий XIII повелел «оставаться неподвижным».

А есть ли в этом необходимость для православного церковно-богослужебного строя? Абсолютно никакой. Поэтому E… d…kaiТn ™stin ™nиpion toа qeoа Шmоn ўkoЪein m©llon А toа qeoа, kr…nate. Не следует под псевдонаучные гипотезы подстраивать «канонические» постановления.

Знаток церковных канонов архиепископ Иннокентий Пекинский (†1931) писал: «…в нашей Книге Правил никакого постановления Первого Вселенского Собора о равноденствии не имеется. Не сохранились также и другие документы, на которые так любят ссылаться новостильники. А большинство доказательств того, что святой Первый Вселенский Собор постановил считать днем равноденствия 21 марта, были придуманы и подделаны католиками не раньше XVI века, чтобы подвести под ненужную и вредную реформу календаря 1582 года канонический фундамент [8]. Так что утверждения новостильников, будто наш православный календарь нарушает постановления Первого Вселенского Собора [о равноденствии], ни на чем не основаны…» [9]

Более того, первоначально день весеннего равноденствия определялся не только по Солнцу, но и по Луне. Святым Отцам было известно, что в различных точках Земли, в зависимости от часовых поясов, равноденствие наступает в разное время. Так, если в 33 году по Р.Х. в Иерусалиме оно начиналось 1 нисана (21 марта), то в Риме почти на два дня раньше. А на северном и южном полюсах, где полгода ночь и полгода день, равноденствия совсем не бывает. Что же касается астрономического равноденствия, то оно имеет три вида: солнечное, лунное и звездное.

Звездным равноденствием римляне считали  первый день года, когда Солнце входит в созвездие Овна. «Это созвездие обычно называют первым из двенадцати, равноденственным, началом года, исходной точкой движения планет» [10].

У Евсевия в Анатолиевых правилах о Пасхе сказано: «В первом году новолуние первого месяца, являющееся началом девятнадцатилетнего [метонов цикл] периода, приходится для египтян на 26-е число месяца фаменота по египетскому календарю, для македонян – на 22-е число месяца дистра (11-й месяц македонского календаря) или, как сказали бы римляне, на 11-е число до апрельских календ [или на 16 марта по юлианскому календарю, как об этом свидетельствует Толковая Палея метонова цикла] [11]. 26-го числа упомянутого месяца фаменота Солнце не только вступает в первое созвездие, но идет по нему уже четвертый день» [12].

Следовательно, в первый год метонова цикла звездное равноденствие наступает у египтян 22 фаменота; у сиро-македонян – 18 дистра; у евреев – 26 адара, что соответствует 13 марта по юлианскому календарю.

Солнечным равноденствием иудеи считали прохождение Солнцем «первой части эклиптики (в созвездии Овна) или, как некоторые называют, зодиака» [13]. 

Ссылаясь на ветхозаветных пасхалистов – Филона, Иосифа, Мусея, двух Агатовулов, названных учителями, славного Аристовула, который был в числе переводивших для Птоломея Филадельфа и его отца священные книги – Евсевий сообщает, что «для [ветхозаветного] праздника пасхальных жертв необходимо, чтобы не только Солнце, но и Луна проходила через равноденственный знак. А так как есть два равноденственных знака, противоположных один другому – весенний и осенний, а пасхальные жертвы приносятся вечером 14-го числа, то Луна окажется диаметрально противоположной Солнцу, как это можно видеть в дни полнолуния. Солнце будет в знаке весеннего равноденствия, а Луна, естественно, в знаке осеннего равноденствия» [14].

Для иудеев солнечно-лунным равноденствием  являлся день полнолуния – 14-е число первого весеннего месяца, как об этом пишет Иосиф Флавий: «В месяце ксанфике, который у нас носит название нисана и представляет начало года, на четырнадцатый день после новолуния, когда Солнце станет в знак Овна [в равноденствие]... Моисей повелел приносить такую же жертву, какую мы, как было выше сказано, принесли при выходе из Египта и которая называется пасхою» [15]. В первый год метонова цикла равноденственное полнолуние (14 нисана) выпадает на 29 марта, а первую часть эклиптики Солнце проходит на девятый день первого лунного месяца, который соответствует 21 марта юлианского календаря. 

Апостолы взяли это число за верхнюю границу равноденствия. «Этот расчет принадлежит не нам, –  говорит Евсевий, – иудеи знали его давно, еще до Христа, и весьма с ним считались» [16]. Апостолы лишь определили границы празднования новозаветной Пасхи – с 22 марта по 25 апреля.

Если ветхозаветная пасхалия соответствовала границам с 21 марта по 18 апреля, то новозаветная  приблизилась к лету, поскольку не должна была совершаться в один день с иудеями. Если же 18 апреля попадало на воскресный день, то Пасха переносилась на следующее воскресенье – 25 апреля – верхнюю границу новозаветной пасхалии.

Возьмем теперь, к примеру, 1998 год по Р. Х., который является первым годом метонова цикла, и сопоставим даты юлианского и григорианского календарей. В этом году новолуние первого месяца начиналось 16 марта по юлианскому календарю и 29 марта по григорианскому. Солнце перешло границу созвездия Овна 13 марта по юлианскому и 26 марта по григорианскому. Первую часть эклиптики оно прошло 21 марта по юлианскому и 3 апреля по григорианскому.  Луна стала в знак равноденствия 29 марта по юлианскому и 11 апреля по григорианскому. Как видим, юлианский календарь соответствует и Анатолиевым правилам, и метонову циклу, и Апостольскому постановлению. Григорианский же календарь абсолютно все нарушает, совершая при этом иногда Пасху дважды в году, что строго осуждалось святыми Отцами.

«Мы, конечно, не потерпим, чтобы наша Пасха праздновалась в одном и том же году в другой раз, – писал св. равноапостольный император Константин. – А если сказанного недостаточно, то ваше благоразумие само должно всячески заботиться и желать, чтобы чистые ваши души ни в чем не сообщались с обычаями людей самых негодных» [17].   

Видимое смещение равноденствия к началу мартовских календ, на которое обратили внимание латинские пасхалисты, в метоновом цикле восполняется через каждые 228 лет с точностью до минут и, следовательно, обычные даты по юлианскому календарю в астрономически тождественное время года гораздо точнее, чем по григорианскому. Поэтому утверждение прот. Владислава, что «через несколько тысяч лет 1 января будет приходиться не на зимнее, а на весеннее время» [18] скорее можно отнести к григорианскому летосчислению.

Однако оставим in quaestionem vocare, и перейдем к каноническому рассмотрению вопроса. 

Давая тематический обзор, прот. Владислав почему-то опускает определения бывших Поместных Соборов Восточной Церкви, начиная с 1583 года, анафематствовавших новый месяцеслов и римскую пасхалию, а также высказывания по календарному вопросу известных древних канонистов М. Властаря, И. Зонары, Восточных Патриархов: Иеремии II (†1594), Софрония (†1592), Сильвестра (†1590), Кирилла I (†1639), Парфения I (†1644); Каллиника II (†1702); Паисия II (†1733); Кирилла V (†1757); Агафангела (†1830); Григория VI (†1871); Анфима VI (†1848) и прочих последователей древнего церковного правила, запрещающего принимать что-либо новое.

Известно, что новоюлианство нарушает Апостольское постановление о постах. Но прот. Владислав, отмечая, что «…[новоюлианское счисление] при сохранении Александрийской пасхалии приводит к тому, что в некоторые годы совершенно исчезает Петров пост» [19], не добавляет при этом, что такое грубое нарушение уже является величайшим отступлением, неприемлемым для Церкви Божией.

Ревнитель Православия митрополит Стефан (Яворский), говоря о постах, в 3-й части своего апологетического труда «Камень веры» пишет: «Матерь наша, святая Церковь Христова, прилично и свято установила четыре поста для нас, чад своих, дабы мы неизменно соблюдали оные в продолжение каждого года». Далее он указывает, что четырехкратный пост берет свое начало еще в Ветхом Завете (Зах. 18, 19). А о Петровом посте говорит так: «Пост по Пятидесятнице, называемый вообще Петров, установлен как для выражения чувств благодарности к Богу за ниспослание Утешителя, подобно тому как св. Апостолы, пребывая в посте, восприяли благодать Святаго Духа, так и для того, дабы исполнились слова Христовы: егда отымется от них Жених, тогда постятся (Мф. 9, 15), ибо в Вознесении Господнем Жених святой Церкви Христос Господь взят от нас [видимым образом]; наконец, и с тою целью, чтобы воздать должное почтение и благодарность святым Апостолам… просветителям всего мира и начальникам нашего спасения» [20].

Говоря о Московском совещании 1948 года, на котором «было вынесено официальное постановление, касающееся календарной проблемы, согласно которому для всего православного мира обязательно совершать праздник святой Пасхи только по старому (юлианскому) стилю, согласно александрийской пасхалии, а для неподвижных праздников каждая автокефальная Церковь может пользоваться существующим в этой Церкви календарем и, наконец, клирики и миряне обязательно должны следовать календарю или стилю той поместной Церкви, в пределах которой они проживают» [21], прот. Владислав его никак не комментирует, хотя необходимо было бы подчеркнуть, что это неосновательное решение, принятое по почину новостильного румынского проф. Петра Винтилеску, дерзает отменять анафемы трех ранее бывших Поместных Соборов, анафематствоваших новый стиль и вообще всякое нововведение. Канонически Московское совещание не имело на это никакого права, ибо:

1) Как в светском судопроизводстве низшая инстанция не может отменить решение высшей, так и Всеправославное совещание юридически не равно Поместным Соборам, некогда собиравшимся восточными Патриархами. Профессор церковного права С.В. Троицкий так объясняет эту разницу: «Собор может делать обязательные постановления, а совещание может лишь высказывать свое мнение» [22].

2) Церковная каноническая практика показывает, что Соборы никогда не отменяли того, что было установлено в Церкви святыми Отцами. «Ибо все они, от единаго и тогожде Духа быв просвещены, полезное узаконили, – говорится в 1-м правиле Седьмого Вселенского Собора, – и кого они предают анафеме, тех и мы анафематствуем; а кого извержению, тех и мы извергаем, и кого отлучению, тех и мы отлучаем; кого же подвергают епитимии, тех и мы такожде подвергаем...». Сама по себе многовековая жизнь Церкви по юлианскому календарю есть явное свидетельство и доказательство его традиционной канонической неизменности.

Святой император Константин писал: «Сверх сего надобно заметить, что в таком деле и касательно такого Праздника веры поддерживать разногласие беззаконно, ибо Спаситель наш дал нам один день для празднования нашего освобождения, то есть день страстей, и благоволил чтобы одной и той же была Вселенская Его Церковь, члены которой, сколь ни рассеяны по многим и различным местам, согревались, однако же, единым духом, то есть единой Божьей волей» [23].

Неправомочным необходимо признать также и решение Священного Синода Русской Православной Церкви, который в 1967 году вынес постановление: «Имея в виду практику древней Церкви, когда Восток и Запад (Рим и азийские епископы) праздновали Пасху по-разному, сохраняя полное молитвенно-каноническое общение между собой, принимая во внимание опыт Православной Финляндской Церкви и наших приходов в Голландии, а также исключительное положение прихожан храма Воскресения Христова среди инославного мира, разрешить православным прихожанам, проживающим в Швейцарии и находящимся в юрисдикции Московской Патриархии, совершать неподвижные праздники и праздники Пасхального круга по новому стилю» [24].

Это неприемлемое мнение, выраженное известным экуменистом митрополитом Никодимом (Ротовым), практически нарушает неприкосновенность александрийской пасхалии. Такое действие называть икономией (домостроительством) непозволительно, так как оно разрушает церковно-канонический строй и, хотя и косвенно, но узаконивает ересь четыренадесятников, новациан и прочих протпасхистов. Непозволительно узаконивать нарушения и этим оправдывать отступления от канонического права.

С невозможностью допускать подобные действия в канонических постановлениях, думается, согласится и уважаемый прот. Владислав.

Рассматривая вопрос о Церковном праве в связи с календарной реформой, longo putida saeculo, следовало бы указать, что отрицательную практику, на которую ссылался Синод на своем заседании 1967 года (когда Восток и Запад – Рим и Азийские епископы – праздновали Пасху по-разному), Церковь анафематствовала на Первом и Четвертом Вселенских Соборах, подтвердивших определение 7-го Апостольского правила: «Аще кто, епископ, или пресвитер, или диакон святый день Пасхи прежде весеннего равноденствия с иудеями праздновати будет, да будет извержен от священного чина». Нелепо было бы считать, что Церковь, свято соблюдавшая Апостольское Предание, оказалась невнимательной к этому правилу.

Отрицательная практика, т.е. нарушение Апостольского правила относительно дня празднования Пасхи, не может быть одобрена, потому что это противоречило бы здравому смыслу. Как невозможно было бы узаконивать братоубийство (caedes), ссылаясь на поступок Каина, так недопустимо и принимать определения о дне Пасхи, противоречащие святоотеческим, ибо если Церковь установила порядок празднования Пасхи в один день, то тот, кто преслушает ее, становится яко язычник и мытарь (Мф. 18, 17).

Напомним, что нарушающих постановления о дне святой Пасхи Первого Вселенского Собора, 1-е правило Четвертого Вселенского Собора повелевает отвергать от Церкви: «Все, дерзающие нарушати определения святаго и великаго Собора, в Никеи бывшаго в присутствии благочестивейшаго и боголюбезнейшаго царя Константина о святом празднике спасительныя Пасхи, да будут отлучены от общения и отвержены от Церкви, аще продолжают любопрительно восставати противу добраго установления. И сие речено о мирянах.

Аще же кто из предстоятелей Церкви, епископ, или пресвитер, или диакон, после сего определения дерзнет к развращению людей и к возмущению Церквей особитися и со иудеями совершати пасху, таковаго святый Собор отныне уже осуждает быти чуждым Церкви, яко соделавшагося не токмо виною греха для самаго себя, но и виною расстройства и развращения многих. И не токмо таковых Собор отрешает от священнослужения, но и всех, дерзающих быти в общении с ними по их извержении из священства. Изверженные же лишаются и внешния чести, каковыя были они причастны по святому правилу и Божию священству».

Таково строгое определение для всех, дерзающих, хотя бы и под видом икономии, нарушать постановления Собора в Никеи о дне святой Пасхи. Поэтому разрешение праздновать Пасху с католиками, отдельно от Православной Церкви, является своеобразной латинской унией. Такое грубейшее нарушение правил Вселенских Соборов подлежит осуждению не только за нарушение, но и за разжигание в среде верующих разделений и соблазнов.

«Трудным для истолкования остается вопрос о том, какой смысл имело постановление Собора не праздновать Пасху "вместе с иудеями"» [25], – пишет далее прот. Владислав. Но ответ находится в александрийской пасхалии, на протяжении многих веков с великой точностью толкующей это Соборное постановление: под иудейской пасхой ветхозаветное Писание разумеет первое полнолуние  после весеннего равноденствия (Лев. 23, 5).

Относительно мнений Бруклинского епископа Петра Л'Юилье [26], и проф. Ленинградской академии протоиерея Ливерия Воронова [27], на которые,  как бы соблюдая нейтралитет se medium, ссылается прот. Владислав, надо заметить, они не новы, и высказывались латинскими пасхалистами кардиналом Пьером д' Альи и Игнатием Данти в XVI веке. Сама мысль о том, что прежнее святоотеческое толкование канонов о дне празднования Пасхи было ошибочным, признана Церковью еретической и осуждена Поместным Собором 1582 года.

Новейшие «толкователи» в данном случае отступают от древних канонов и двухтысячелетней практики Церкви. Такая вольная интерпретация очень близка протестантской, не признающей существования устного Предания и требующей рационалистических письменных доказательств. Для православного же канонического права сам церковный строй является догматическим.

К сожалению, экуменическая направленность Синода конца XX века явно выразилась во многих нарушениях канонических норм, в том числе и в вопросе календарной реформы. 24 августа 1982 года Синодальной Комиссией был рассмотрен проект «Календарный вопрос, его учение в свете решений Первого Вселенского Собора о пасхалии и изыскание путей к восстановлению совместного действия церквей в этом вопросе».

В этом мало известном Синодальном определении якобы от лица Церкви говорилось: «...Но у Церкви имеется еще и своя особая причина [28], побуждающая в компетентных вопросах календаря и канонов деятелей Церкви считать решительно невозможным сохранение юлианского календаря в практике церковной на вечные времена. Выводы:

I. Следует признать в принципе необходимость перехода Православной Церкви на исправленный календарь. Лучшим вариантом такого календаря надо признать календарь, предложенный Православным совещанием 1923 года.

II. Следует признать в принципе необходимость перевода православной пасхалии на этот календарь.

III. Признание в принципе необходимости такой календарно-пасхалической реформы отнюдь не означает необходимости немедленного введения ее в жизнь. В этом деле требуется большая осмотрительность, ввиду трудностей, которые календарная реформа может встретить в отдельных Поместных Церквах. В частности, во избежание новых расхождений, следовало бы воздержаться с переходом на исправленную пасхалию до того, как все православные Поместные Церкви переведут на исправленный календарь свои месяцесловы (неподвижные памяти)» [29].

К сожалению, этот документ отражает антиправославный взгляд его составителей на календарную реформу и не имеет канонической основы; он носит чисто экуменический характер, обнаруживая стремление экуменистов объединиться с Западом хотя бы в днях праздников.

Духовный подъем религиозно-патриотического движения в России после 1990 года приостановил развитие экуменизма, но все же пока полностью не искоренил его. Определение Священного Синода от 17 февраля 1997 года исправило грубые канонические нарушения прежде бывших в России решений о календарной реформе и постановило: «свидетельствовать, что в нашей церковной и общественной среде юлианский календарь (старый стиль) отождествляется с частью национальной духовной традиции, приверженность которой стала нормой религиозной жизни миллионов людей. В связи с этим ясно заявить [30], что вопрос об изменении календаря в нашей Церкви не стоит» [31].

В заключение скажем, что каноническое право – это не выбор более удобного мнения и не упразднение или изменение правил большинством  проголосовавших. Напротив, это точное следование канонам без всякого теологуменического разногласия, ибо если кто нарушает Священные каноны Церкви, тот свидетельствует, что он неправославен.

Старый стиль лучше новых двух. М:2004, с.258-281

 ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Отзыв на IV главу Церковного права прот. В. Ципина «Церковный календарь». М: 1994, с.326-329

2. Церковное право... с. 326.

3. Новацианство – еретическое течение, основанное в 251 г. Карфагенским пресвитером Новатом, который выступил против принятия в лоно Церкви тех, кто отрекся от нее во время гонений.

4. Кроме Финской церкви, которая и Пасху празднует вместе с католиками.

5. Новостильники, названные так по имени Мелетия, родоначальника календарной реформы на Востоке.

6. ЖМП, 1950, № 1, с. 46.

7. Церковное право... с. 326.

8. Папские легаты попытались утвердить подлинность фальшивого «документа» Никейского Собора о Пасхе, изданного кардиналом Pitra, Hilgenfeld,   von   Hefele, Revillout. Однако сами же латиняне в Le Concile de Nicee d'apres les textes coptes et les diverses collections canoniques, Paris 1881, pp.  21. 22  высказались против его подлинности. А Duchesne не захотел даже упоминать о существовании этого весьма сомнительного текста.

9. Открытое письмо всем верным чадам Церкви Христовой, держащимся православного календаря и Преданий святой Кафолической Церкви. Учение Православной Церкви о Предании. СПб. 1990, с. 32.

10. Eusebius Scr. Eccl. et Theol.// Historia ecclesiastica. B. 7,  сh. 32.

11. Палея Толковая, месяца мая, в 9 день на 10, на память святого мученика Патрикия.

12. Эту же дату новолуния (22 дистра) указывает и свт. Епифаний Кипрский (Epiphanius. Homilia in Christi resurrectionem).

13. Historia ecclesiastica. B. 7,  сh. 32.

14. Там же.

15. И. Флавий. Иудейские древности. Кн. 3, гл. 10, п. 5.

16. Historia ecclesiastica. B. 7,  сh. 32.

17. Socrates Scholasticus. History, b. 5, ch. 21.

18. Церковное право... с. 326.

19. Церковное право... с. 326.

20. Учение Православной Восточной Кафолической Церкви о святых постах. М: 1862, с. 79-80.

21. Церковное право... с. 326.

22. Проф. С. В. Троицкий. Будем вместе бороться с опасностью. ЖМП. 1950, № 2, с. 37.

23. Socrates Scholasticus. History, b. 5, ch. 21.

24. Церковное право... с. 326.

25. Церковное право... с. 326.

26. L'Huillier Paul., род. в 1926 г. в Париже в католической семье. Юношей поступил в институт св. Дионисия. В 1949 г. перешел в Православие. Проповедник экуменических идей. В 1968 г. хиротонисан митр. Никодимом (Ротовым) в Ленинграде во епископа Черсонского (Париж).  В 1979 г. перешел в юрисдикцию Автокефальной Церкви в Америке. Л'Юилье служил по новому стилю (с римской пасхалией), и поэтому митр. Никодимом назначен членом Комиссии по календарной реформе. Тема его докторской диссертации в СПб ДА была: «Каноничность первых четырех (имеются в виду и католические) экуменических соборов».

27. Прот. Ливерий Воронов (†1986), известный экуменический деятель, приверженец католицизма и один из участников II ватиканского собора. Документы собора сообшают: «От Русской Православной Церкви наблюдателями  на [II ватиканском] cоборе были: епископ Подольский Владимир (Котляров), в то время представитель Московской Патриархии при Всемирном Совете Церквей (ныне митрополит Санкт-Петербургский); протоиерей Виталий Боровой, в то время представитель Московской Патриархии при Всемирном Совете Церквей (ныне зам. председателя ОВСЦ Московской Патриархии); протоиерей Ливерий Воронов, профессор Ленинградской духовной академии». Документы II ватиканского собора. Паолине: 1998, Sacrosanctum Consilium, с. 51.  

28. По-видимому, идея экуменического объединения.

29. Документы Синодальной комиссии от 24.08. 1982 г. АИС.

30. Так в оригинале.

31. Документы Священного Синода РПЦ МП от 17.02.97. АИС.