Интернет-журнал "Антиэкуменизм"
       
 

Главная 

   

 

Календарный вопрос 

 

Гостевая книга 

 

Круглый стол 

 

Каталог православных изданий 

 

Пишите нам 

 

 

 

             
 

 Святитель Серафим (Соболев) [1]

О НОВОМ И СТАРОМ СТИЛЕ 

Один из ученых исследователей вопроса о новом и старом стиле, действительный член Русского астрономического общества Е. Предтеченский говорит, что лишь с эпохи Возрождения стали на Западе заниматься в числе других научных вопросов и пасхальным вычислением. «К несчастью, – заявляет он, – едва поняв устройство Александрийского канона и поняв, может быть далеко не как следует, западные пасхалисты вскоре захотели быть реформаторами и самонадеянно взялись за исправление прекрасно исполненного труда». 

По словам Е. Предтеченского, «если бы эпоха Возрождения началась одновременно как на Западе, так и на Древнем Востоке Европы, если бы несчастные обстоятельства не загубили вконец образованности в древних христианских Церквах в Византии... если бы александрийские традиции и образованность первых веков не прерывались на Востоке, то едва ли бы возможно было и все преобразование, сделанное папою Григорием XIII» [2].

К этим словам Е. Предтеченского мы должны добавить, что появление календарной реформы папы Григория XIII обусловливалось не только отсутствием должного понимания и усвоения западными пасхалистами Александрийского канона с его пасхальным вычислением и падением научности на Востоке, но главным образом их неверием в Святую Церковь, точнее в то, что в ней живет и действует Дух Святый как источник всякой истины. Если бы римско-католическая церковь имела эту веру, то она в лице Папы и своих ученых пасхалистов не стала бы подвергать изменению канонические правила, положенные в основу нашей старостильной пасхалии, через которые Дух Святый выразил истину, не подлежащую изменению. Мы имеем в виду прежде всего Седьмое  Апостольское правило: «Аще кто епископ, или пресвитер, или диакон святый день Пасхи прежде весенняго равноденствия с иудеями праздновати будет, да будет извержен от священнаго чина».

Сюда же относится и первое правило Антиохийского Собора, которое гласит: «Все, дерзающие нарушати определение святаго и Великаго Собора, в Никеи бывшаго в присутствии благочестивейшаго и боголюбезнейшаго царя Константина, о святом празднике спасительныя Пасхи, да будут отлучены от общения и отвержены от Церкви, аще продолжат любопрительно возставати противу добраго установления. И сие речено о мирянах»... «Аще же кто из предстоятелей Церкви епископ, или пресвитер, или диакон, после сего определения дерзнет к развращению людей и к возмущению Церквей особитися и со иудеями совершати Пасху, таковаго святый Собор отныне уже осуждает быти чуждым Церкви яко соделавшагося не токмо виною греха для самаго себя, но и виною разстройства и развращения многих. И не токмо таковых Собор отрешает от священнослужения, но и всех, дерзающих быти в общении с ними по их извержении из священства. Изверженные же лишаются и внешния чести, каковыя были они причастны по святому Правилу и Божию священству».

Приведенное правило Антиохийского Собора для нас тем в особенности знаменательно, что оно не только запрещает праздновать Пасху с иудеями, но указывает, что такое же запрещение было вынесено и определением Первого Вселенского Собора. Правда, это соборное определение не дошло до нас, но о содержании его говорится в известном послании императора Константина Великого ко всем епископам, которые не были на Первом Вселенском Соборе в Никее.

Ко всем этим каноническим установлениям Православной Церкви мы должны еще присоединить 7-е правило Второго Вселенского Собора и однородное ему по содержанию 95-е правило Трулльского Собора, указывающие, как нужно принимать еретиков в Церковь.

«Присоединяющихся к Православию, – говорится здесь, – и к части спасаемых из еретиков, приемлем по следующему чиноположению и обычаю: ариан, македониан, новатиан, четыренадесятников или тетрадитов и аполлинаристов, когда они дают рукописания и проклинают всякую ересь, не мудрствующую, как мудрствует Святая Божия Кафолическая и Апостольская Церковь, приемлем, запечатлевая, т. е. помазуя святым миром, во-первых, чело, потом очи, и ноздри, и уста, и уши, и запечатлевая их глаголем: Печать дара Духа Святаго...»

Как видим, здесь четыренадесятники, т.е. те из христиан, которые праздновали Пасху вместе с иудеями 14 числа лунного месяца, прямо называются еретиками и ставятся в один ряд с арианами и другими великими еретиками, почему и принимаются они в лоно Церкви в случае их покаяния через помазание миром.

Вот к чему ведет отступление от канонических правил о времени празднования Святой Пасхи. Из приведенных канонических постановлений Православной Церкви ясно, что мы должны свято хранить их неизменными. Поэтому 21-е правило Гангрского Собора гласит: «Да бывают в Церкви вся принятая от Божественных Писаний и Апостольских преданий».

А во 2-м правиле Шестого Вселенского Собора говорится: «Никому да не будет позволено вышеозначенныя правила [Апостолов, Вселенских и Поместных Соборов и святых Отец] изменяти, или отменяти, или, кроме предложенных правил, приимати другие, с подложными надписаниями, составленные некиими людьми, дерзнувшими корчемствовати истиною...»

Такое же твердое и неизменное соблюдение канонических установлений заповедует нам и Седьмой Вселенский Собор в своем 1-м правиле, которое гласит:

«Божественныя правила со услаждением приемлем, и всецелое и непоколеблемое содержим постановление сих правил, изложенных от всехвальных Апостол, святых труб Духа, и от шести святых Вселенских Соборов и поместно собиравшихся для издания таковых заповедей, и от святых Отец наших. Ибо все они, от Единаго и Того же Духа быв просвещены, полезное узаконили. И кого они предают анафеме, тех и мы анафематствуем, а кого извержению, тех и мы извергаем, а кого отлучению, тех и мы отлучаем».

Но из всех приведенных нами канонических правил ясно и то, в какой великий грех впали католики, ниспровергнув святые каноны, не позволяющие нам праздновать Пасху одновременно с Пасхой иудейской. Это грех хулы на Духа Святаго, который не прощается Богом ни в сей, ни в будущей жизни. Ведь через святые каноны говорит Сам Бог Дух Святый, ибо канонические, как и догматические постановления Вселенских Соборов выносились согласно со словами Божественного Писания: Изволися Духу Святому и нам (Деян. 15, 28). И не для того Божественный Дух совместно с Апостолами, Вселенскими Соборами и святыми Отцами устанавливал канонические истины, чтобы мы их потом исправляли и отменяли, как будто несовершенные и ошибочные. Такое отношение к святым канонам является совершенно недопустимым и кощунственным.

В этом и повинна римско-католическая церковь, которая, в прямое нарушение и в упразднение канонических правил, праздновала Пасху в 1805, 1825, 1853, 1854... 1903, 1923, 1927 гг. и во многие другие годы одновременно с Пасхой иудейской [3].

Этого мало. Новый стиль заставляет римско-католическую церковь идти против Святого Евангелия, нарушая ход евангельской истории. Из Евангелия видно, что христианская Пасха совершалась после иудейской. Но у католиков, в силу новой пасхалии, не только бывают годы, когда [их] пасха совпадает с иудейской, но когда она совершается до пасхи иудейской, как это было в 1839, 1840, 1842, 1843, 1845, 1849, 1850, 1856, 1891, 1894 и во многие другие годы. А в 1921 году еврейская пасха была 10 апреля, католическая же пасха праздновалась 11 марта, т. е. почти на месяц раньше еврейской.

Но если, в силу канонических оснований, принятие нового стиля во всей его полноте для нас недопустимо, то точно так же недопустимо для православных христиан принятие нового стиля и в компромиссной форме. Этот компромисс в последнее время наблюдается в жизни некоторых Православных Церквей и проявляется в том, что Пасха празднуется по старой Православной пасхалии, а все непереходящие, неподвижные праздники празднуются по новому стилю. Но такой смешанный календарь не может быть принят православными, так как он влечет за собою нарушение других церковных установлений, о коих говорит нам Устав и которые свято и неуклонно нами должны соблюдаться, поскольку не должны мы выходить из послушания Матери нашей Церкви. Новостильники грешны этим непослушанием. Мы так говорим, имея в виду нарушения ими требования Устава касательно неподвижных праздников.

Церковь установила в Типиконе определенные границы времени, в пределах коих празднуются неподвижные праздники, падающие на время святой Четыредесятницы. Так, например, праздник св. Иоанна Предтечи бывает со среды Мясопустной недели (ранняя граница) и доходит до вторника четвертой недели Великого Поста (самая поздняя граница).

Но эти границы новостильниками уничтожаются, ибо все неподвижные праздники ими празднуются на 13 дней раньше. То же самое нужно сказать и относительно праздника Благовещения (25 марта). По требованию Устава Благовещение празднуется в период времени, которое начинается от четверга третьей недели Великого Поста и восходит до среды Светлой Седмицы. Но при введении нового стиля время празднования Благовещения доходит до пятницы первой недели и простирается лишь до четверга шестой недели Великого Поста.

Но этим не исчерпывается данный грех новостильников по отношению к требованиям Церкви и ее Устава. Отрицательное отношение к указанным границам для определения времени празднования великих праздников влечет новостильников к дальнейшему нарушению великих праздников, к дальнейшему нарушению Типикона.

Церковь предвидела совпадения того или иного из великих неподвижных праздников с праздниками подвижными, а также с теми или другими днями Великого Поста. На все эти случаи совпадений она установила свой точный богослужебный порядок. Но, уничтожая данные границы, новостильники, естественно, уничтожают и это установление Православной Церкви. Поэтому у новостильников никогда не может быть соединения того же праздника Благовещения со днями Страстной седмицы, а также не может быть Кирио-пасхи, т. е. совпадения Благовещения с праздником Пасхи, чем явно нарушается церковный Устав.

В особенности возмутительное нарушение Устава наблюдается в отношении новостильников к празднику святых апостолов Петра и Павла. Святая Церковь так почитает этих великих Апостолов, что предварила их праздник (29 июня) постом, который продолжается от 8 до 42 дней. Но при введении нового стиля этот пост, вопреки Уставу, всегда сокращается. А когда Пасха празднуется в период времени от 20 до 25 апреля включительно, то Петровский пост совсем упраздняется: для него не остается времени.

Могут сказать, что нарушение Типикона не является тяжким грехом, ибо здесь нет отступления от догматов [4]. Но ведь и слова Христа: Аще и Церковь преслушает, буди тебe якоже язычник и мытарь (Мф. 18, 17) не говорят нам о нарушении тех или иных догматических истин нашей веры; тем не менее, по свидетельству этих божественных слов, кто из нас не окажет послушания Церкви, тот отсекается от нее и становится в ряд тяжких грешников, ибо в данном случае налагается высшая мера наказания – отлучение от Церкви. Причем этот грех непослушания Церкви, с пренебрежением к ее Уставу, новостильники совершают открыто, дерзновенною рукою.

С точки зрения Православной веры такое пренебрежительное отношение к Типикону чад Святой Церкви недопустимо, как недопустимо наше отступление от догматов и канонических правил. И это понятно. Как наше пренебрежение догматическими и каноническими определениями ведет к отступлению от Православия, так к тому же отступлению ведет и указанное пренебрежение Типиконом. Ведь Типикон есть для нас священный закон, руководствующий нас в нашем православном богоугождении богослужениями, праздниками и постами. Типикон есть святая книга, связанная с именем дивного сосуда благодати, преп. Саввы Освященного и принята Православною Церковью как одна из основоположительных книг. Типикон есть не что иное, как голос Матери нашей Церкви. И к этому голосу мы должны относиться не с пренебрежением, а с безусловным и неуклонным послушанием, если хотим быть верными и преданными Святой Церкви и всем ее православным нормам.

Что же получается в итоге от нарушений сей священной книги введением нового стиля? Если мы воспользуемся последним для установления новых времен в отношении своих праздников, постов и богослужений, то мы тем самым будем свидетельствовать, что новый стиль указывает правильно церковное времяисчисление, а Типикон – неправильно. И это в то время, когда мы знаем, что Типикон исходит от Православной Церкви, той Церкви, в которую, как в богатую сокровищницу, Апостолы положили все, что принадлежит истине. И это в то время, когда нам хорошо известно, что указанные нарушения Устава исходят от католиков, погрязающих во тьме всяких ересей и заблуждений.

Как порождение католичества и явление противоцерковное, новый стиль, кроме смуты, ничего не может дать Православной Церкви. Так он был истолкован с самого начала своего появления его первыми противниками, Константинопольским Патриархом Иеремией II и созванным им в 1583г. поместным Константинопольским Собором. Таким разлагающим началом и весьма вредною католическою пропагандою для жизни Православных церквей новый стиль остается и доселе. Поэтому принятие нами, вопреки воле Святой Церкви, нового стиля, хотя бы и в компромиссной форме, может привести нас только к тому, что мы сами будем содействовать возникновению в нашей церковной жизни смут и нестроений, в силу чего будем своими собственными руками разрушать авторитет Святой Православной Церкви.

Таким образом, как мы становимся на путь тяжкого греха непослушания Церкви принятием нового стиля всецело, через отвержение святых канонических правил, так точно мы становимся на этот путь непослушания и принятием нового стиля при смешанном календаре, через отвержение требований Типикона.

 Отсюда понятно, почему Православная Церковь так решительно и ревностно противилась этому антицерковному новшеству с самого начала введения календарной реформы и до самого последнего времени. Как только папа Григорий XIII ввел новый стиль, немедленно в том же 1582 г. Вселенский Патриарх Иеремия II вместе со своим Синодом осудил новое римское счисление как несогласное с Преданием Православной Церкви. В следующем 1583 г. Патриарх Иеремия, при участии Патриархов Александрийского Сильвестра и Иерусалимского Софрония VI, созвал Церковный Собор, осудивший введение в римской церкви григорианского календаря как противное канонам всей Вселенской Церкви и нарушающее постановление Первого Вселенского Собора о порядке исчисления дня святой Пасхи.

Этот Собор в своем постановлении – сигиллионе от 20 ноября 1583 года призывает православных твердо и неуклонно, даже до пролития своей крови, держаться православного месяцеслова и юлианской пасхалии, налагая на всех нарушителей настоящего своего постановления анафему – отлучение от Православной Церкви. Так же совершенно отрицательно к введению нового стиля относились Вселенские Патриархи, а вместе с ними и вся Вселенская Церковь, и в последующие столетия. Например, Константинопольский Патриарх Каллиник XI вместе с Антиохийским Патриархом Афанасием (1686-1728) свидетельствовали, что празднование Пасхи одновременно с католиками, отречение от установлений Православной Церкви о постах и применение уставов церкви римской есть измена Православию и отступление от святоотеческих заветов, гибельное для чад Православной Церкви. Поэтому каждый христианин обязан праздновать Пасху и соединенные с нею праздничные дни и Церковные времена применительно к практике Православного Востока, а не инославного Запада, чуждого нам по вере.

Вселенский Патриарх Кирилл V в своем Окружном послании в 1756 г. налагает на всех христиан, принявших новый стиль, страшные проклятия на временную земную и вечную жизнь.

С целью предохранения православных от принятия нового стиля как величайшего греха, Вселенский Патриарх Анфим VI, совместно с прочими Восточными Патриархами: Александрийским Иерофеем, Антиохийским Мефодием и Иерусалимским Кириллом с их Синодами в 1848 г. в Окружном послании от имени Единой Кафолической и Апостольской Церкви высказал такое исповедание веры:

«У нас ни Патриархи, ни Соборы никогда не могли ввести что-нибудь новое, потому что хранитель благочестия у нас есть самое Тело Церкви, то есть народ, который всегда желает сохранить веру свою неизменною и согласною с верою Отцов его... Да держим исповедание, какое приняли от таковых мужей – святых Отец, да отвращаемся всякого новшества как диавольского внушения, на что, если бы кто дерзнул или делом, или словом, или помышлением, таковый отрекся уже веры Христовой, уже добровольно подвергся вечной анафеме за хулу на Духа Святаго, якобы несовершенно глаголавшего в Священном Писании и во Вселенских Соборах. Итак, все новшествующие – еретики ли то, или раскольники, добровольно облекшиеся в клятву, яко в ризу (Пс. 108, 18), хотя бы то были папы, хотя бы Патриархи, хотя бы миряне, аще бы Ангел с небесе – анафема ему».

 В 1902-1904 гг. по инициативе знаменитого Константинопольского Патриарха Иоакима III Автокефальные Церкви Константинопольская, Иерусалимская, Греческая, Русская, Сербская, Румынская и Черногорская в лице своих представителей высказались за отрицание календарной реформы папы Григория XIII.

В таком же смысле высказался Всероссийский Церковный Собор 1917-1918 гг., сделавши постановление строго держаться старого стиля для церковного времяисчисления. При этом своем постановлении Московский Собор, вместе с другими основаниями, принял во внимание мнение профессора Московской Духовной Академии о. Дмитрия Александровича Лебедева, который, в силу научно-астрономических и церковно-канонических данных, засвидетельствовал пагубность всякого сближения с григорианским стилем, отдавая безусловное преимущество старому юлианскому стилю.

К сожалению, Всеправославный конгресс, созванный Константинопольским Патриархом Мелетием IV в 1923 г., отступил от священных традиций, коих так ревностно и свято держались Вселенские Патриархи в течение целого ряда столетий.

Комментарий: Церковь признала этот конгресс незаконным, поскольку три Восточных Патриарха (Александрийский, Антиохийский и Иерусалимский) отказались участвовать в нем. Он был организован и проходил под председательством Константинопольского Патриарха-обновленца Мелетия, члена масонской ложи и потому его решения имели разрушительный характер для Православной Церкви. Определение о новом стиле (не григорианском, а новоюлианском, в компромиссной форме) было решено ввести как необходимую «научную» поправку. Это постановление, усвоенное в некоторых Церквах, «нарушило единение их с другими Православными Церквами и вызвало в них тяжелые внутренные смуты, продолжающиеся и в настоящее время» [5].  

На этом конгрессе было решено перейти на новый стиль. Православный народ города Константинополя отнесся к этому противоканоническому новшеству со страшным возмущением. И Патриарху Мелетию пришлось уйти на покой [6]. 

Комментарий:  Патриарх Мелетий IV (Метаксакис) – экуменист, проповедник новшеств и модернизма в Церкви. При помощи своих могучих покровителей – масонов сделал стремительную церковную карьеру, заняв престол Афинской Архиепископии (1918-1920). За учиняемые беззакония и расколы Церковным судом Элладской Церкви был лишен епископского сана, но под давленим властей стал Константинопольским Патриархом (1921-1923). Однако вскоре он был изгнан народом, не пожелавшим иметь епископа еретика. Используя подкупы, Мелетий завладевает Александрийской кафедрой (1926-1935). Ценою недовольства и разделений он вводит новый стиль и в эту Поместную Церковь. Незадолго до своей смерти изгнанный из Александрии Мелетий кандидатстовал и на Иерусалимский престол, но избран не был.

 Тем не менее бывший после него Константинопольский Патриарх Григорий VII в 1924 г. сделал попытку ввести для непереходящих праздников новый стиль, оставив временно, до созыва Вселенского Собора, празднование Пасхи и зависящих от нее праздников по старой пасхалии. В официальном органе Греческой Церкви журнале «Екклезия» и в некоторых русских газетах он напечатал от своего имени и от имени своего Синода Грамоту о переходе Православной церкви Константинопольского Патриархата на новый стиль.

Под влиянием Константинопольского Патриархата и Румынская Церковь также ввела у себя для непереходящих праздников новый стиль. Но Восточные Патриархи – Александрийский, Антиохийский и Иерусалимский, – в согласии со священными Соборами своих Патриархий, решительно отклонили вопрос об изменении существующего церковного времяисчисления.  

Комментарий:  Патриарх Александрийский Фотий (1853-1925) писал к последователю Мелетия архиепископу Афинскому Хризостому (Пападопулосу) в связи с введением нового стиля в Греческой церкви: «Не будем скрывать от Вас, Блаженнейший брат наш, сию большую скорбь и недоумение, которые вызвало в нашем Синоде неожиданное известие... что без всякой необходимости, вопреки свидетельству и уверениям Вашего Блаженства, без всяких догматических и канонических оснований были отвержены братский совет и прошения четырех Апостольских престолов (Александрийского, Антиохийского, Иерусалимского и Кипрской Православной Церкви), стоящих за истину в течение многих веков, и односторонне предлагается "исправление" Церковной практики, воспринятой не только Греческой, но и всей Православной Церковью... В заключение всего вышесказанного... доводим до сведения Вашего Блаженства, что постановление об "исправлении" [месяцеслова], о котором Вы сообщили нам, как об уже принятом, наш Синод... отвергает и, оставаясь при своем прежнем мнении, снова предлагает созвать большой Поместный или Вселенский Собор, без которого, согласно общеустановленному порядку во всей Православной Церкви, всякое мнение или одностороннее определение было бы канонически недействительным и не имеющим необходимой силы»  [7].

 Так же отрицательно отнеслись к Грамоте Патриарха Григория и все другие Православные Церкви.  В ответ на эту Грамоту святейший Тихон, Патриарх Московский и всея Руси, довел до сведения Вселенского Патриарха, что хотя им и получена от него Грамота о введении нового стиля с 10 марта, но в Русской Церкви ввести новый стиль оказалось невозможным ввиду решительного сопротивления народа.

Совершенно отрицательно отнеслись к введению нового стиля в церковное времяисчисление и соборы заграничных русских архиереев, бывшие в 1923, 1924 и 1925 гг.

 Нам следует быть с теми Православными Церквами, которые строго, без всякого компромисса, держатся старого стиля в своей церковной жизни вследствие канонических установлений, которые должны быть незыблемы, ибо эти установления являются одною из основ бытия нашей Православной Церкви.

К тому же новый стиль, как свидетельствуют научные данные, содержит в себе большие дефекты и, во всяком случае, дальше от истины, чем старый стиль. Вот почему Ученая комиссия, образованная 18 февраля 1899 г. Русским астрономическим обществом для обсуждения вопроса о реформе календаря, заявила, что «нет основания к введению в России (а тем более в Церкви) заведомо неправильного григорианского календаря» [8].

Необходимо отметить, что до последнего времени в астрономии употреблялся не григорианский, а юлианский стиль. Американский астроном Ньюкомб даже высказался за возвращение к юлианскому календарю как к простейшему и более удобному для астрономических вычислений.

Для нас весьма интересно и полезно знать мнение о новом и старом стиле знаменитого профессора Петербургской Духовной академии Василия Васильевича Болотова. В последний год своей жизни он Святейшим Синодом Русской Церкви был назначен в качестве делегата от духовного ведомства в только что образованную при Русском астрономическом обществе Комиссию по вопросу о согласовании старого стиля православного календаря с новым. Профессор В. В. Болотов изучил этот вопрос во всех деталях не только с церковно-канонической и научно-исторической, но и со всех других сторон.

Обладая всеми этими научными познаниями, он присутствовал на астрономическом собрании Ученой комиссии, когда на нем обсуждался вопрос о введении нового стиля в России. И вот, когда собрание не могло придти к определенному решению и многие из его членов стали склоняться в пользу нового стиля, председатель собрания предложил В. В. Болотову высказать свое мнение. Профессор Болотов два часа говорил свою историческую речь, имея в руках составленные им астрономические таблицы [9]. Он всецело стоял за старый стиль. Его доводы в пользу этого стиля были так научны и неопровержимы, что все собрание единогласно постановило остаться при старом стиле.

Будем всегда это помнить, а также никогда не будем забывать завещания, которое оставил нам касательно нового и старого стиля наш гениальный ученый Болотов: «Сам я, – говорил он, – отмену [старого] стиля в России нахожу отнюдь нежелательною. Я попрежнему остаюсь решительным почитателем календаря юлианского. Его чрезвычайная простота составляет его научное преимущество перед всякими календарями исправленными. Думаю, что культурная миссия России по этому вопросу состоит в том, чтобы еще несколько столетий удержать в жизни юлианский календарь и через то облегчить и для западных народов возвращение от ненужной никому григорианской реформы к неиспорченному старому стилю» [10].   

Комментарий:  Справедливости ради надо сказать, что несмотря на гениальность Болотова, в некоторых вопросах богословия он, видимо сам того не желая, принес немалый вред, способствуя развитию экуменической ереси. Так, неправославным можно назвать изобретенное им учение о теологуменах, где он пытается доказать, что (filioque) не является догматическим нарушением, а как бы частным мнением (теологуменом) [11] католиков «[поэтому] между нами и старокатоликами нет и не может быть никакого разногласия» – делает неправильный вывод В. В. Болотов. Видимо, дух модернизма и обновленчества коснулся и этого гениального ученого. Поэтому архиепископ Серафим советует не забывать завещания Болотова лишь относительно старого стиля, где он действительно имел твердую православную позицию.    

Доклад на совещании 1948 года

 ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Архиепископ Серафим (Соболев Николай Борисович) Род. в 1881 г. Закончил Рязанскую семинарию и Петроградскую Духовную Академию; на последнем курсе принял монашеский постриг. В 1912 г. стал ректором Воронежской духовной семинарии, а в 1920 г. хиротонисан во епископа Лубенского, викария Полтавской епархии. В 1921 г. направлен управляющим русскими приходами в Болгарию и переименован в епископа Богучарского. Там же в 1950 г. окончил земной путь и похоронен в крипте храма свт. Николая в г. Софии. День памяти – 13 февраля.

2. Предтеченский, Е. Церковное времяисчисление и критический обзор существующих правил определения Пасхи. СПб., 1892, с. 4-5.

3. «Православный Собеседник». Ч. I. 1859, с. 165; «Православная Богословская Энциклопедия». Т. VIII. СПб., 1906, с. 880.

4. Всякое новшество есть нарушение догмата о святости Церкви, ибо нововведение либо «исправляет» канон, либо «дополняет», чем в первом случае указывает на «ошибочность» ранее установленного обычая, а во втором – на «недостаточность» совершенства Церковного учения.

5. Проф. С. В. Троицкий. Будем вместе бороться с опасностью. ЖМП № 2, 1950, с. 46; «Деяния и решения Всеправославного конгресса в Константинополе 10 мая – 8 июня 1923». Константинополь 1923.

6. Князь К. М. Горчаков. Возбудители раскола. Париж, 1927, с. 29; «Масонский бюллетень», журнал Великой ложи Греции, № 71, январь-февраль 1967.

7. Письмо № 226, 20.04.1924. Delhmpash, A.D. Pasca Kuriou (Dhmiouplia, /Anakainisiz kai \Aposiasia), /Aqhnai, 1985, sel. 661.

8. Журнал «Новое время», № 702 , 1923.

9. Таблицы, составленные В. В. Болотовым сгорели в Болгарском Синоде в 1944 г. во время пожара от попавшей в него бомбы.

10. Журнал заседаний Комиссии по вопросу о реформе календаря при Русском астрономическом обществе, с. 34. «Церковные ведомости» № 7-8, 1926, с. 10.

11. «Теологумен, – по мнению B.B. Болотова, – тоже богословское мнение, но только мнение тех, которые для всякого кафолика – более, чем только богословы: это – богословское мнение святых Отцов единой неразделенной Церкви...» (B.B. Болотов. К вопросу о Filioque. СПб, 1914, c.31). Опираясь на учение В. В. Болотова, папа Павел VI сказал, что «для союза с Восточной Церковью не следует требовать от православных принятия ими специфично римских догматов веры. Они могут остаться, как теологумен, то есть догматы римской церкви и после объединения могут быть абсолютно обязательными только для католиков, а Восточные Церкви могут их принять как неофициальное богословское учение и мнение западных братьев».

Старый стиль лучше новых двух. М:2004, с.95-117