Интернет-журнал "Антиэкуменизм"
       
 

Главная 

   

 

Новости экуменизма 

 

Гостевая книга 

 

Круглый стол 

 

Каталог православных изданий 

 

Пишите нам 

 

 

 

             
 

Преподаватель истории Церкви с 25-летней выслугой защищает ересь

ОСТОРОЖНО! ЕРЕСЬ КРИПТОХРИСТИАНСТВА!

 Недавно в издательстве Сретенского монатстыря вышла книга "Поместные Парвославные Церкви", в которой говорится о "крипто" псевдохристианах (см. раздел Вселенскоге Православие). Она вызвала немалое смущение в православных кругах. От лица Церкви официально пропагандируется возможность исламизации православных, т.е. прдлагается яко бы узаконенное практикой учение, что можно быть христианином "втайне" и мусульманином "явно". 

Если первоначально желание экуменистов сводилось к объединению христианских конфессий, то теперь их цель заключается в объединении всех религий вообще, якобы в противовес секулярному миру. Удивительно, что борец с экуменизмом и радетель за послушание старцам наместник Сретенского монастыря о. Тихон (Шевкунов) вытупил в роли издателя этой богомерзкой экуменической ереси. Интересно брал ли он на это благословение у своего духовника?

Пусть это останется на его совести, а мы расскажем читателям о том, как главный редактор журнала о целомудрии "Парфенон" И.В. Булгаков и православная журналистка российского радио Г.Н. Симонова по просьбе возмущенных читателей обратились к  архим. Тихону (Шевкунову). Вот текст письма:

Его Высокопреподобию архим. Тихону Шевкунову

Ваше Высокопреподобие, о. Тихон!

Обращаемся к Вам с просьбой приостановить продажу книги, вышедшей в издательстве Вашего монастыря под названием «Поместные Православные Церкви», так как в ней присутствует ересь криптохристиан, которая подпадает под 6-е правило II Вселенского Собора: «Еретиками же именуем… и тех, которые хотя притворяются, будто веру нашу исповедуют здраво, но которые отделились, и собирают собрания против наших правильно поставленных епископов».

На 134 стр. читаем: «Криптохристиане – это этнические греки, обращенные в ислам, тайно исповедавшие православную веру… Образ жизни, избранный криптохристианами можно охарактеризовать словом „притворство“». Но, как известно, что между «притворный» и falsus (= лат. ложный) ставится знак равенства, независимо от каузальности.

Более того, Православию не присуще притворно веровать во Христа, напротив, Господь призывает нас открыто, даже до смерти, исповедовать Его пред людьми (Мф. 10, 31; Лк. 12, 8). Тем не менее в криптохристианстве, ради спасения временной, тленной жизни дозволяется предавать Христа.«История Православия – это не только история мучеников, но история человеческих душ, каждая из которых шла своим путем ко спасению. В этом смысле показателен их [криптохристиан] опыт», – читаем на стр. 135. Но такой опыт есть хула на Духа Святаго, потому что явная исламизация здесь представляется как один из путей «ко спасению».

Криптохристианство вполне можно отнести к ереси жидовствующих, отразившейся в нем в виде притворного принятия другой религии ради благоденствия. Как известно, за подобное действия по отношению к христианству евреи были обличены 8-м правилом VII Вселенского Собора, запрещающим принимать их в Православие без особого исследования. Но криптохристианство практически вносит своего рода аброгацию в каноническое право, игнорируя 62-е и 65-е апостольские правила, а так же 1-е правило Анкирского Собора, 81-е правило свт. Василия Великого и 3-е правило свт. Кирилла Александрийского.

Хотелось бы надеяться, что криптохристианская ересь попала в книгу Вашего издательства по недоразумению, а Вы, в силу своей занятости, не проконтролировали работу издательского отдела монастыря. Однако, поскольку ересь остается ересью, то просим Вас, как наместника и пастыря оградить словесных овец от проповеди криптохристианского предательства, запретив дальнейшую продажу этой книги. Просим также уведомить нас об этом.

 24.05. 2004, память всех святых.

Архимандрит Тихон не ответил на письмо (так сейчас модно) и книгу с продажи не снял. Православные издатели обратились к консультанту книги "Поместные Православные Церкви" прот. В. Асмусу.

Ваше Высокопреподобие о. Валентин!

Писать к Вам нас побудило одно весьма неприятное обстоятельство. Недавно в издательстве Сретенского монастыря вышла книга под названием «Поместные Православные Церкви», научным консультантом которой Вы являетесь. В предисловии к ней Вы пишете, что эта книга создает «впечатляющую картину Вселенского Православия с его немеркнущим духовным светом». Но, прочитав ее, мы обнаружили, что, к сожалению, в книгу прокралась вопиющая ересь. Так на стр. 134 рассказывается о криптохристианах, которые открыто исповедовали ислам, но тайно «поклонялись» Христу. В учении Православной Церкви никогда не было тайного исповедничества на фоне явного предательства. Подобные учения, как Вам известно, присущи талмуду и корану. Евангельское же учение призывает быть верными до смерти, но никак не лукаво, ради спасения временной жизни, предавать христианскую веру.

В упомянутой книге криптохристианство оправдывается якобы икономией. Но разве  oiconomia (= греч., домостроительство) и proditio (= лат. предательство) – это апостериорно равнозначные богословские понятия? Даже если рассматривать икономию не в христологическом или сотериологическом значении, а в смысле канонического снисхождения, то и малоцерковному человеку понятно, что kripto (= греч. втайне) исповедовать Христа, а явно ислам – пагубная ересь и надругательство над подвигом святых мучеников, пострадавших от агарянского насилия.

Признавать криптохристианство разновидностью Православия и одним из путей спасения – значит косвенно утверждать, что страдания св. мучеников были напрасны, что спасение одинаково наследуют и те, кто ни в чем не отступил от Христа и те, кто внешне отрекся от Него и всю жизнь явно поклонялся антихристу-магамету. «Тайные христианские священники могли иметь и мусульманский сан», – читаем на стр. 135. Может быть и это икономия? Неужели 65-е апостольское правило, запрещающее клирикам Православной Церкви даже входить в мечети, не имеет больше канонической силы?

Поскольку эта ересь распространяется всенародно прикрываясь авторитетом Вашего имени, то считаем своим христианским долгом призвать Вас к публичному покаянию. Предлагаем написать опровержение и предостережение христиан от пагубной ереси криптохристианства. Готовы Вам в этом помочь.

Если в течение 10-ти дней со дня получения нашего письма, Вы не дадите определенного ответа, то по заповеди Божией будем вынуждены обратиться к Церкви.

Надо отдать должное прот. В. Асмусу, что он все-таки нашел время и ответил:

Мм. гг. Булгаков и Симонова!

По поводу криптохристиан могу сказать, что они были всегда. Во времена языческих гонений Церковь запрещала своим чадам самим вызываться на мученичество. Такова была церковная дисциплина, хотя ревностные верующие могли ее нарушать. Это именно вопрос дисциплины, и понятие «ереси» тут не при чем. Разумеется, когда гонители спрашивали: «како веруеши», верующие должны были исповедовать Христа. Но гонения были не везде и не всегда. Верующие, которые длительное время жили без внешнего оказательства, собираясь на тайные богослужения в горницах и катакомбах, имели все признаки «тайнохристиан». Они могли даже иметь почетные звания, как-то связанные с языческим миром. Даже после легализации христианства святой равноапостольный царь Константин до конца жизни носил звание верховного жреца, т.е. всеимперского главы языческой религии.

Что же касается криптохристиан под исламским игом, это тоже несомненный исторический факт. И греки, и другие народы, бывшие в мусульманском порабощении, не только не стесняются этого факта, но даже раздувают его и в известном смысле мифологизируют.

Конечно, статус «криптохристианства» не есть христианское совершенство. Это последнее явлено в мучениках, которых прославляет и почитает Церковь. Но та же самая Церковь (именно Церковь, а не обличаемые Вам «еретики» – почтенные издатели книги «Поместные Православные Церкви» и я грешный) не отвергает и тайноверующих. Осуждающий эту церковную икономию  забыл, что Сам Христос Спаситель не отвергал «учеников, тайных из страха от Иудеев» (ср. Ио. 19, 38-39).

Все православные народы пережили одно из двух или даже оба страшных исторических испытания: исламское иго (от 1.300 до 500 лет) и коммунистическое пленение. Между мусульманской теократией и коммунистическим тоталитаризмом есть немало общего. Главная же разница, конечно, в религии.  Некоторые святые отцы были склонны рассматривать ислам как христианскую ересь. Ислам по-своему почитает Господа Иисуса Христа и Пресвятую Деву Марию, чего не скажешь о безбожной марксистской лже-религии.

И не нам, после всего, что у нас было, обличать восточных христиан. Еще  20 лет назад очень большая часть наших верующих принадлежала к разряду криптохристиан. Некоторые всего лишь не афишировали свою конфессиональную принадлежность. Другие могли иметь высокие партийные чины, т.е. принадлежать к иерархии большевицкой лже-церкви, исповедовавшей и насильно насаждавшей безбожие. Эту паству окормляли самые почитаемые священнослужители нашей Церкви  — епископы и священники старшего поколения.

Невежество – не самое страшное. Гораздо хуже поспешное желание судить, обвинять в ереси, выставлять на поругание. Разыгрывать бескопромиссный фанатизм в условиях полной нынешней свободы – довольно дешево. Хотелось бы посмотреть, что делали бы нынешние профессиональные обличители в условиях нового какого-нибудь «1937 года». Как бы они не повытаскивали из заветных сундучков партийные и комсомольские билеты!

Я – преподаватель духовных школ с 25-летней выслугой. Своим «ультиматумом» Вы нанесли мне оскорбление. Не будучи протестантом, я не буду требовать от Вас публичного покаяния. Но если Вы не принесете мне извинений, я буду вынужден опубликовать нашу переписку.

И еще одно. Если писать слово Parthenon  греческими буквами (как Вы его изобразили на своем бланке), оно пишется через theta и omega, а не через phi и o mikron.

Со всякими благопожеланиями                           Протоиерей В. Асмус

25 мая/7 июня 2004

P.S. Настоятельно прошу сообщить Ваш нормальный, почтовый адрес.

П.В.А.

Получив обвинение в невежестве и злобе (один из распротраненных приемов защитников экуменизма), И.В. Булгаков и Г.Н. Симонова написали ответ:

Ваше Высокопреподобие, о. Валентин!

Письмо Ваше нас, признаться, удивило. Мы приносим свои извинения по поводу невольно нанесенной обиды Вашему Высокопреподобию и готовы, как великие грешники, публично покаяться в непреднамеренном умалении Вашего авторитета, как преподавателя духовных школ с 25-летней выслугой.

Относительно же публикации нашей переписки хотим сказать, что Ваш ультиматум нас вполне устраивает. Мы как раз и собираемся ее опубликовать, поскольку не принадлежим ни к криптохристианской ереси, ни к коммунистической партии (не имели ни сундучков с атеистическими рукописями, ни партбилетов), а являемся всего лишь грешными чадами РПЦ МП и будем исповедовать Господа нашего Иисуса Христа открыто.  Ибо кто отречется от Меня пред людьми, – говорит Господь, –  отрекусь от того и Я пред Отцем Моим Небесным (Мф. 10, 33).

Видит Бог, что обратились мы к Вам не как к мусульманину или протестанту, тайно исповедующему Православие, мы обратились к священнику Православной Церкви по просьбе наших читателей и по благословению духовноопытного старца из Троице Сергиевой Лавры. Обратились не открыто, на страницах нашего журнала, а в частной переписке, в надежде, что Вы, как пастырь, поймете и прочувствуете сыновнюю боль простого, невежественного, но православного народа, который смущен тем, что в наше время, как и прежде в 1453 году, когда митрополит-предатель Иоанн Монгленийский призывал с амвона православных принять мусульманство, снова от лица Церкви распространяют ложное мнение, что можно служить двум господам: быть одновременно втайне православным и исповедовать явно магометанскую веру.

Такое заблуждение, бывшее у греков, как исторический факт, достоверно, но утверждать, что это один из путей спасения – просто абсурд. Даже турки не признали иуду-митрополита своим, хотя он одновременно был у них муллой. Они написали на его могиле: «Ни ваш (христианин), ни наш (мусульманин)».

Мы не беремся учить кого-либо или исправлять, мы просто хотим понять, почему подобное происходит ни где-нибудь на оккупированной турками территории, а в свободной, по Вашим словам, стране.

Криптохристианство и тайные собрания христиан – это абсолютно разные понятия, которые Вы в своем письме попытались представить как одно и тоже. В этом и заключается, по-видимому, основной пункт нашего разногласия. Христианские общины первых веков, назывались всегда «христианскими», а не «крипто». Этот термин не употребляется ни в одном историческом документе, начиная с I по XV век. Нет его и ни в одной работе по истории Церкви этого периода (в.т. числе и в Ваших лекциях).

«Криптохристианами называются этнические греки, обращенные в ислам, тайно исповедовавшие православную веру». Это четкое определение из книги, усердно Вами защищаемой. Криптохристиане никогда не были частью Православной Церкви, и как предатель Иуда, ради выгоды отрекшийся от Христа, признается Церковью предателем, так и последовавшие его примеру «крипто», являются изменниками Христа и Православия.

Ариане, осужденные на I Вселенском Соборе не отрекались от веры, и не давали клятву верности магомету на коране. Они всего лишь неправильно мыслили о Христе, и за это Церковью преданы анафеме. Или же, к примеру, новатиане, которые всего лишь нарушили церковную покаянную дисциплину, были тут же осуждены и отвержены. Второй Вселенский Собор в 6-м правиле повелевает: «Еретиками же именуем… и тех, которые хотя притворяются, будто веру нашу исповедуют здраво, но которые отделились, и собирают собрания против наших правильно поставленных епископов». А наша Церковь никогда не знала такого духовного звания, как епископ-мулла, которое закрепилось в криптохристианстве.

Поэтому, изменившие Православию исламистские псевдохристиане однозначно являются еретиками и находятся под Церковной анафемой. «Хусни из Харова был криптохристианином т. е. двоевером», – говорится в одном из криптохристианских текстов, а двоеверов Церковь осуждала всегда (см. завещание преп. Феодосия Печерского).

Только непонятно, почему почтенные издатели книги «Поместные Православные Церкви, и Вы, весьма уважаемый авторитетный и почетный магистр богословия, защищаете эту антицерковную практику? Ведь задача православного богословия утверждать народ в истине и укреплять в страданиях за Христа, а не угашать дух ревности Христианской, утешая ложными обещаниями, что, мол, можно спастись и будучи предателем.

Христиане первых веков ничего не скрывали. Они просто отделяли себя от внешнего мира. Собрания их были тайными лишь потому, что не имели официального разрешения и преследовались властями. Однако, собираясь в катакомбы, христиане никогда не поклонялись чужим богам. Явный отказ их от участия в публичных празднествах и поклонениях породил ненавистное отношение к последователям Христа, так что уже во II веке Цельс, жалуясь на них, писал: «Они отказываются от жертвенного мяса, чтобы, как они говорят, не участвовать в трапезе с демонами…, избегают сооружения жертвенников, статуй…».

В житиях святых Свт. Димитрия Ростовского (см. на ц-слав.) нет ни одного примера предательского перехода ни в иудейскую, ни в сарацинскую веру. А факт о том, что святой равноапостольный царь Константин имел титул верховного жреца, будучи христианином, приводится Вами, видимо, из недостоверных протестантских источников. В первоисточниках нет подтверждения этой версии, а вот Евсевий в своей истории упоминает о священном помазании св. Константина, т.е. как о царе-помазаннике (см. «Слово василевсу Константину, по случаю тридцатилетия его царствования»). Безусловно, есть в житиях святых и примеры тайного исповедания Христа, но тайным оно всегда было лишь до вопроса: «како веруеши».

Нет, мы не обвиняем в ереси ни Вас, ни издателей Сретенского монастыря, и не пытаемся придраться к букве или слогу, но нам не понятно с какой целью Вы решили поместить рассказы явно антиправославного характера в книгу «Поместные Православные Церкви»? Вот если бы этот сборник назывался: «Ереси и расколы на Востоке» и там были бы собраны исторические описания разных ересей, тогда было как-то ясно. Даже монофизитская ересь по сравнению с «крипто» куда утонченнее, а явных предателей представлять как часть Вселенского Православия, просто немыслимо.

Возлюбленный Господь наш Иисус Христос повелел явно исповедовать Его пред людьми, говоря:  всякого, кто исповедает Меня пред человеками, и Сын Человеческий исповедает пред Ангелами Божиими; а кто отвергнется Меня пред человеками, тот отвержен будет пред Ангелами Божиими (Лк. 12, 8, 9). Исполняя заповедь истинной любви, Мученики отдавали свои души за Сладчайшего Иисуса.

Об этой заповеди знал даже магомет, который писал в своем коране: «Если кто из вас будет когда-нибудь принуждаем христианами отречься меня и подвергнется за это мучениям, то не отказывайтесь от такого отрицания, хотя бы это случилось с кем-нибудь из вас и многократно. Это я ни во что не вменяю; ибо я щедр и милостив, – не как Христос, Который немилосерд, и окончательно отлучает от Себя того, кто однажды Его отречется».

Весьма странно, что Вы, Ваше Высокопреподобие, забыли о ней, и пишите, что «ислам по-своему почитает Господа Иисуса Христа». Однако если такая хула на Премилосерднейшего Бога в Вашем понимании есть почитание, то нам остается только удивляться.

Теперь о коммунистах. При них Церковь все-таки была официальной. И если в 30-х 40-х годах и совершались тайные богослужения по домам, то они проводились отнюдь не партийными работниками, а отовсюду гонимыми и преследуемыми исповедниками веры, а мифы о том, что секретарь обкома партии мог быть одновременно и тайным священником, просто надуманы. Если такая практика и могла существовать, то только не в юрисдикции нашей Московской Патриархии. Это могли быть катакомбники или еще кто-нибудь. По крайней мере, были бы известны имена этих священнослужителей. Но так как о них не знаем ни мы, ни преподаватели духовных школ с 25-летней выслугой, то считать это фактом никак нельзя.

Обвинять же наших верующих отцов и матерей в том, что они 20 лет назад находились в лже-церкви коммунистов, т.е. внешне отрекались от Христа, а втайне (крипто) были христианами – оскорбительно. Русским людям не присуще приспособленчество, это черта характера иноземцев. Может быть кому-то очень хочется, считать умерших партийцев во святых, а святую и непогрешимую Церковь погрешившей. Ведь тогда легче оправдывать свое предательство, для которого и необязательны условия какого-нибудь «1937 года».

Конечно, исповедовать Христа напоказ и хвалиться своей выслугой пребывания в Церкви как-то даже и нескромно. Однако речь идет не о показном исповедании лично нашей немощной веры и воцерковленности, как редактора малоизвестного православного журнала «Парфенон» и журналистки, отнюдь не боящейся заработать на этой переписке худую репутацию (считаем, что надо бояться Бога, а не поруганий). Речь идет о догматах и канонической дисциплине, которую мы, как христиане, обязаны хранить и соблюдать.

«Вcем нам, чадам Единой Святой, Соборной Апостольской, Вселенской Церкви, – писал преп. Иосиф Оптинский, – в недоуменных случаях касательно вероучения не должно водиться собственными разумениями, которые могут быть погрешительны, а должно иметь для сего руководственные правила. И эти правила заключаются прежде всего в книге, именуемой ”Кормчая“. Это – сборник  правил святых Апостолов, святых Вселенских и Поместных Соборов и некоторых святых Отцев». В ней говорится: «Господа нашего Иисуса Христа отвергшихся и покаявшихся в священство прияти не подобает. Како бо может святитель быти таковый, иже Святых Таин во все время живота своего недостоин причащатися, аще токмо смерть не приспеет». (с. 206).

Мы не призывали Вас побивать грешников камнями, но звали на помощь пастыря, звали защитить овец от соблазна. Однако мнимой любовью к предателям Православия Вы можете подорвать не только свой авторитет, но и авторитет Церкви, от имени которой Вы предлагаете читателям книгу.

Своим ответом Вы оскорбили не нас, грешных и немощных обличителей криптохристианской ереси. Нам понятна ваша позиция, а потому просим больше не утруждать себя писать нам ответ.

PS. По поводу греческих букв. Если вы внимательно рассмотрели наш бланк то заметили бы, что в нем использованы не греческие буквы, а греческий шрифт «Greec», только при распечатке компьютер дал сбой и вместо русской «Н» вышла английская «N». Благодарим за замечание. И насчет адреса. Он указан на конверте, который Вам передали. Домашний же адрес и телефон, простите, обычно даем только друзьям.

С искренними пожеланиями спасения.

Булгаков И. В.

Симонова Г. Н.                                                  

 31.05. 2004, память всех святых в земле Русской.

Преподобный Макарий Египетский писал, что богослов это тот, кто проводит жизнь свою в строгом исполнении заповедей Божиих, а не тот кто имеет титулы, которые в наше время легко получают экуменисты и с трудом обретают верные православию священнослужители. 

Действительно наступило время, когда на белое будут говрить черное, а на черное белое. Речь идет о явном предательстве Христа и нельзя думать, что криптохристианское учение всего лишь спор преподавателя с журналистами. Нет. Это серьезная атака на Церковь Божию, чтобы погубить чад ее в пришествие антихриста. Ведь если согласиться с мнением прот. В. Асмуса, тогда можно принять и печать антихриста явно, а втайне оставаться христианином. И проповедуется эта ересь сегодня не случайно. Завтра на нее будут ссылаться различные защитники глобализма и экуменические богословы, обманывая людей и побуждая их к принятию печати. 

Итак, приведем несколько примеров из криптохристианских текстов, опубликованных издательством Сретенского монастыря в книге "Православные Поместные Церкви", чтобы читатель сам смог убедиться в их неправославии:

Криптохристиане – это этнические греки, обращенные в ислам, тайно исповедовавшие православную веру... Образ жизни, избранный криптохристианами, можно охарактеризовать словом "притворство». Как говорит один из героев наших повествований: "Мир нас знает другими. В нашей повседневной жизни мы – те, кем кажемся (т.е. благоверные турки. – Пер.). А внутри живем нашей верой (т.е. Православием. – Пер.)...

А.А. Пападопулу восклицает: «Сколько раз, придя домой из мечети, где ни молились вместе с мусульманами, обращали свой ум к христианскому Богу и втайне приносили Ему свои мольбы!» Жениха и невесту родители старались обручить в юном возрасте во избежание браков с турками. В случае брака с инославным православному супругу или, что чаще, супруге, приходилось мужественно через всю жизнь нести свою тайну. Когда криптохристианин умирал, тотчас приглашали священника для пения чина на исход души. Затем объявляли о смерти мусульманам и погребали человека по законам ислама.

Тайные христианские священники одновременно могли иметь и мусульманский сан. В 1888 году в Трапезуйте один иерей пустил к себе на ночлег ходжу. После недолгой беседы выяснилось, что тот – тайный православный священник...

Криптохристиане избрали нелегкий путь. Истории из их жизни помогают представить в полноте и тернии, растущие на ими избранном пути, и испытания, с которыми им приходилось сталкиваться, и социальные блага, сомнительно облегчавшие страдания их совести. Ситуация гонений повторяется, и важно понимать, что история Православия – это не только история мучеников, но история человеческих душ, каждая из которых шла своим путем ко спасению. В этом смысле показателен их опыт.

Константинополь

В 1890 году мы, греки Турции, под "державной" эгидой милосерднейшего и тишайшего владыки, тени Бога на земле Абдул Хамит Хана жили плохо, хуже некуда но все же, будем справедливыми, имели некоторую свободу, могли преуспевать социально и экономически сохраняли собственные блестящие школы, богатые храмы, процветающие предприятия.

В Панагия Палата был приходской священник, духовник храма старец о. Мелетий. Он жил вместе со свое семьей в доме, расположенном возле храма, пользовался уважением и глубоким почтением у прихожан благодаря подвижнической жизни и нестяжательности.Приближались радостные пасхальные дни. В Лазареву субботу о. Мелетий, изможденный от беспрерывного исповедания верующих, выпил чашку чая приготовленного матушкой, и рухнул на постель. Сон праведников не преминул сомкнуть ресницы старца, а старушка-попадья долго еще хлопотала по хозяйству и укладывала спать деток. Полночь. Мелетий крепко спит, внезапно раздается звонок в дверь Матушка, привыкшая к неурочным посетителям, идет открывать, а Мелетий, вмиг проснувшись, садится на кровати. Двое хорошо одетых, благопристойных юноши входят, приветствуют старца с почтением и обращаются к нему со словами: «Отче, у нас — больной, он умирает. Умоляем — причасти его».

Дважды повторять не пришлось Лишь только Мелетий услышал об умирающем, он почувствовал прилив свежих сил, встал, оделся, взял дароносицу. У дверей ждал экипаж. Все трое сели в него, и повозка тронулась по неровной мостовой Палата, переехала через мост и потерялась в лабиринте узеньких переулков Стамбула проделав немалый путь, остановилась у входа в роскошный мегарон. Дверь бесшумно открылась и юноши пригласили старца в дом, помогли ему подняться по мраморным ступеням, провели в ослепительную гостиную где старый почтенный мулла, с белоснежной бородой в многоскладчатом тюрбане и долгополом халате, поднялся и аристократическим «буюрун, эфенди» (проходите, господин) приветствовал гостя, указуя на кресло.

Не теряя присутствия духа в непривычной обстановке, о Мелетий сел. Молодые люди удалились, оставив двух стариков наедине. Турок распорядился, чтоб принесли кофе и только сказал Мелетию«Рахат оль эфендим» (не волнуйтесь, господин). Прошло достаточно много времени Мелетий выпил свой кофе и невозмутимо ожидал, чем окончится эта необычная ситуация Турок поднялся и пригласил Мелетия следовать за ним. Они проделали долгий путь, спустились на много ступеней вниз и наконец пришли в подземную церковь. Дивно украшенная, вся залитая светом, с золотыми лампадами, драгоценными паникадилами; подсвечники с множеством возженных свечей, прекрасные иконы, дивный иконостас. Мужчины, женщины, дети, авторитетные высокопоставленные государственные служащие (паши и беи), почтенные старики в чалмах Изумленный Мелетий шел по направлению к Царским вратам.

Тут его проводник обратился к нему на чистейшем греческом языке: Отче тебя поражает то, что ты здесь видишь. Не удивляйся. Ты ведь знаешь из истории, что кварталы возле Св. Софии были населены греческими семьями, в основном аристократами и образованными людьми которые были принуждены перейти в ислам. Ну что об этом говорить! Изменив вероисповедание, они смогли сохранить высокие государственные посты в Османской империи, в войске, во флоте, в административной системе. Не забывали они, однако, никогда, свое славное эллинское происхождение и святую и непорочную Веру своих отцов. Мы тайно, как можем, продолжаем служить Иисусу Христу и совершаем наш религиозный долг. И также, как и греки, тайно помогаем Патриархии в критические моменты. Но немногие об этом знают. Ты понимаешь, что мы должны наяву казаться преданными магометанами, чтоб не подавать поводов для подозрения. Каждый год мы собираемся здесь чтоб исповедаться по-христиански, причаститься и вместе праздновать Пасху. В этом году ты будешь нашим достопочтенным священнослужителем и вместе мы проживем Страсти и Воскресение Христово. О если бы мы были свободны и могли вместе с нашими братьями праздновать эти святые праздники!

Мелетий лишился дара речи. Со слезами на глазах благословил он этих стойких свидетелей веры и, не мешкая, приступил к исполнению своего национального и религиозного долга.Семья Мелетия уже беспокоилась из-за затянувшегося отсутствия — сообщили в Патриархию. Там их успокоили и посоветовали не заявлять в полицию, одновременно греческая печать получила тайные указания не сообщать ничего о пропаже Мелетия.На Страстной седмице Мелетий исповедовал и причащал криптохристиан в катакомбной церквушке. Он служил все дни недели и на светоносное Воскресение на невыразимом духовном подъеме Ему казалось, что во сне он попал на Божественное тайнодейство, о котором раньше не мог и помыслить.

Благословил мужественных христиан, ободрил в "исповедническом" (кавычки наши) их подвиге и утвердил в вере которую они неколебимо сохраняли в таких опасностях. Он был горд, что он грек и имел столь доблестных и стойких собратьев.

В ночь после Пасхи, в первый день светлой седмицы, те же юноши доставили о. Мелетия домой.Очень немногие узнали об этом приключении Мелетия... Но горд должен быть каждый эллин в своем сердце за этих героев, соотечественников, которые делом свидетельствовали о вере, хранили неугасимую лампаду христианства и патриотизма.

***

Как-то раз двое друзей взошли на рейсовый кораблик боспордского пароходства. Судно было заполнено, и они смогли отыскать места только на палубе, первый на одиночном месте а другой напротив него — между двумя ходжами, один из которых читал Коран и, задумчиво вглядываясь то в небо, то в море, казался погруженным в собственные мысли. Двое греков беседовали, время от времени украдкой бросая взгляды на ходжей и иронично улыбались. В какой-то момент тот, который сидел между ними, сказал шепотом: «Сижу между двумя разбойниками».

Катер причалил к одной из многочисленных пристаней Боспора. Шутник, что иронизировал относительно двух разбойников, направился к трапу Быстро сошел на берег и тут за своей спиной увидел задумчивого ходжу. Они немного прошли вперед, когда ходжа легонечко коснулся его плеча. Вздрогнув, юноша обернулся и посмотрел на ходжу. Тот улыбнулся и сказал: «Идем со мной». Молодой человек в страхе и волнении последовал за ним. Но вдруг остановился стал извиняться перед ходжой — мол надо уже ему идти из-за срочной работы. «Не бойся, — улыбаясь отвечал ему ходжа, — хоть ошибка твоя велика и опасна Наберись храбрости, мы уже близко. С тобой ничего не случится».Вскоре они добрались до большого богатого мегарона. Прошли через залы, спустились по ступенькам и там под землей очутились в маленькой церквушке. Тогда, в страшной растерянности, понял опрометчивый грек что ходжа был иерей-криптохристианин.

Юноша расплакался, принес покаяние и поцеловал священнику руку. Ходжа-иерей благословил его и рекомендовал впредь следить за языком, дабы избежать большей неприятности. «Тебе повезло, что тебя услышал христианин, который всего лишь немножко помучил тебя. А если бы тебе встретился кто-то другой, кто понимает по-гречески, ты мог бы распрощаться с жизнью».

***

Криптохристианин Киамилбей расказывает «Раз пошел я в Святую Софию. Как всякий прилежный турок, я умылся, снял сапоги и надел тапочки, что лежали возле входа. Некий ходжа в огромном тюрбане на голове подошел показать мне достопримечательности Софии. Я и раньше много раз приходил сюда и знал верно не подал виду. Посмотрю — что он скажет. Ходжа принял меня, провел к святому алтарю, чтоб нас никто не слышал и не видел, улыбнулся. «Ты меня не знаешь», — говорит. Я посмотрел на него — это Хатзи Хамзас, отец Абдула бей, ставриотис из Ак Даг. Харалампий — его христианское имя. Верный христианин. — «Целыми днями я тайно пою в Св. Софии».

Предлагаем для полной ясности криптохристианские тексты не вошедшие в книгу "Поместные Православные Церкви", которые были опубликованы на сайте Сретенского монастыря:

Македония

Нотиа расположена в двадцати часах езды от Флорины, где сейчас находится церковная кафедра епископии Монгленон. Ее жители, пять тысяч человек, исповедуют мусульманствоИстория этой местности на протяжении целых пяти веков насильственной исламизации христиан всесильными завоевателями знает много трагичных эпизодов. Не редкостью были случаи когда братья, родные не узнавали друг друга. Малышей насильно разлучали, одни становились мусульманами, другие, по Божией милости, оставались верными переданной им от отцов вере...Нотиа оставалась единственным очагом теплившейся христианской жизни посреди остальных поселений, уже полностью исламизированных. Поэтому и горькие стрелы озлобления со стороны завоевателей и греков-отступников, которые стали более свирепыми, чем сами мусульмане обрушились на жителей Нотии.

Митрополит Монгленийский Иоанн уже сознавал, что нет иного способа спасения его паствы кроме добровольного перехода в ислам. Эту жестокую мысль архиерей долго вынашивал в своей душе и только в дни святой и великой Страстной седмицы открыл ее брату Димитрию. Был Великий Четверг, день воспоминания Распятия Христова, жители Нотии собрались в монастырском храме святой Параскевы. Два священнослужителя, эфимериос (приходской священник — пер.) и пневматикос (духовник — пер.) читали начальные пять Евангелий из двенадцати... Вот в Царских Вратах появляется архиерей. Черты его исхудалого и бледного лица стали еще резче при мерцании больших свечей, зажженных на двух подсвечниках. С трепетом он произносит слова шестого Евангелия, описующие смертный приговор Спасителя и его исполнение "Днесь висит на древе, на водах землю повесивый...", эти строки вырываются из уст иерея, который выходит из северной двери святого алтаря, поднимая вверх крестное древо подобно ко кресту пригвожденному Христу Все поклоняются вынесенному кресту. Священник становится на колени и про себя произносит слова "Поклоняемся страстем Твоим Христе, покажи нам и святое Твое Воскресение" затем "Помяни, Господи, мя недостойного раба Твоего и всех предстоящих раб Твоих, егда приидеши во царствии Твоем".

В полночь Великой Субботы церковный колокол созвал верных на празднование Христова Воскресения. Этот праздник оказался последним.Митрополит на церковном дворе, который едва смог вместить тысячи пришедших людей, читал пасхальное Евангелие, после все сияющие радостию Воскресения, с зажженными свечами подходили к нему, чтобы у Царских врат принять Причастия Пречистых Тайн. Жители приносили друг другу ликовствующее целования, восклицая "Христос Воскресе!", и уже собирались расходиться по домам, когда митрополит обратился к чадам и остановил их. Один Димитрий знал тайну — не знали другие, что за первым поцелуем последует второй...горечи и слез.

Вздрагивая от волнения, архиерей воззвал к прихожанам, принуждая их перейти в магометанскую веру. Бог велий, — добавил он в конце, — и Единородный Его Сын, Его же из мертвых Воскресение сегодня празднуем, только Он ведает всяческая и не лишит нас недостойных Своей милости". Церковь воскликнула гулом удивления, все, рыдая, целовали друг друга, не зная о грядущих испытаниях.Дело отступничества описано уже в древнем многоценном Евангелии... Церковные сосуды, иконы — все было уничтожено, кроме иконы Параскевы, покровительницы Нотии, которую жители глубоко замуровали в церковные стены. И сегодня в Нотии празднуют день памяти святой предстательницы. И в то время, когда в мечети раздается голос имама, читающего коран, женщины в Родительскую Субботу возжигают свечи на могилах своих предков.

Али, так теперь звали митрополита Иоанна через несколько лет был переведен по службе в Лариссу. Как-то раз Али сидел в кофейне, и ему показалось, что он узнал брата. И он не ошибся Это был Дмитрий, не в силах приспособиться к новой жизни, он уехал из Нотии. Их встреча была промыслительна. "Я готов свидетельствовать о моем Христе", — сказал Али брату. Выйдя из кофейни, он пошел в джами Турхан возле Пинийского моста, где застал верных мусульман, поклоняющихся Мухамеду в полуденный час, восшел на амвон, сотворил крестное знамение и начал читать отрывок из Евангелия "Единый истинный Бог, Сын Его единородный Христос...". Не успел он закончить эти слова как толпа мусульман зарезала мулу предателя в его же мечети.А Димитрий, на которого шпион донес властям, был повешен. Два тела бросили в ров; многие годы лежит там камень с надписью: "Ни ваш (христианин), ни наш (мусульманин)".

***

Хусни из Харова был криптохристианином т. е. двоевером. Явно — турок, тайно — христианин по имени Георгий. Обычно он уходил в укромное место и втайне молился. Зажигал лампадку и вместе со своей женой Аисе — Христина было ее ромейское имя — просил Господа: "Господи Боже мой, спаси нас грешных". Он ходил в монастырь в Занд Аэр, исповедовался, причащался и... снова был турком! Не по душе была, конечно, такая жизнь Хусни. Тогда вместе с женой они бежали в Россию. В Ялте Хусни устроился рабочим, и они едва сводили концы с концами. Но зато здесь они открыто исповедовали христианство и все его знали как Георгия, а жену как Христину. Пришли большевики, и Хусни уже не мог ходить в церковь. Большевики не давали работу христианам, которые посещали службы — им с женой грозила голодная смерть от нищеты. Понял, что иначе не выжить — записался коммунистом. А дома, опять втайне, перед иконами возжигал лампадку. И вопрошал Бога словами: "Боже мой, что за зло сотворил я, что дважды становился двоевером".

(Из книги Н. П. Андриотиса «Криптохристианские тексты». Фессалоники, 1974)

Перевод с новогреческого Александры Никифоровой.

От редакции

Быть двоевером значит лгать и двоедушничать. Это одно из свойств человеческой гордыни. Конечно, никто не может с уверенностью сказать, что он устоит во время гонений. Но надо называть вещи своими именами: кто устоял и принял смерть за Христа – тот свят. А кто отрекся от Христа, тот должен не гордится своим "тайным исповедничеством", а сокрушаться и понести покаяние в виде епетимии, запрещающей подходить к причастию в течении всей жизни, как это и повелевают каноны Церкви.

"Главное верь в душе, – говорят иуды, – а внешнее не повредит". Вот и думай теперь кто они христиане, искренне заблуждающиеся в истинах Православия или же православные, тайно исповедующие иудаизм.  

Мы призываем вас, братья и сестры, быть осторожными, ведь криптохристианская ересь является экуменической проповедью исламизации и иудеизации православной веры, к чему давно стремяться враги нашей Богохранимой Церкви.

Перепечатка публикаций разрешается только православным; инославных, в том числе и криптоиудеев, просим на наш сайт не обращаться.