Интернет-журнал "Антиэкуменизм"
       
 

Главная 

   

 

Обличительное богословие

 

Гостевая книга 

 

Круглый стол 

 

Каталог православных изданий 

 

Пишите нам 

 

 

 

           

Оптинский игумен Симеон (Ларин)


О НЕОБХОДИМОСТИ БОЖЕСТВЕННОГО ОТКРОВЕНИЯ И ПРИЗНАКАХ БОГООТКРОВЕННОЙ ВЕРЫ

Беседа восьмая 

Среди людей всегда оставались верные Богу, которым он и открывал Свою святую волю, а те возвещали ее людям. Как мы уже говорили, это были пророки. Они готовили мир к пришествию Сына Божия.

Первое обетование об этом было дано еще Еве в раю, затем пророку Моисею, потом другим пророкам. Последним Ветхозаветным пророком был святой Иоанн Предтеча, который не просто возвестил людям о Христе, но и указал Его и даже крестил во Иордане.

Так с пришествием на землю Сына Божия люди познали, что единственная истинная вера, Самим Богом установленная, вера для спасения душ – вера христианская.

Почему же Бог открывался только избранным людям? Потому, что естественные познания разума человеческого о Боге, даже и при неповрежденном сознании, не могут иметь твердости, решительности и определенности, а между тем каждый должен отвечать за свои дела, за свое отношение к Богу, к другим людям и к себе самому.

Человек устроен так, что он имеет потребность веровать во что-то. Но, не желая подчиниться тем познаниям о Боге, которые возвещались пророками Его, люди по гордости стали уклоняться от истины и сами себе придумывать богов. Это и явилось следствием возникновения  многоразличных религий.

Если кто-то утверждает, что все религии, существующие на земле, служат Богу, то этим он показывает свое недомыслие. Истина не может поделиться, она одна, единственная и неизменная. Поэтому каждому человеку необходимо приложить усилия, чтобы разобраться, где же истинная вера.

Одни считают, что видимые нами предметы суть только обнаружения невидимой «души мира», которая, будучи безсознательной, раскрывается чрез мир, усовершается, и в лице разумных существ мира приходит в сознание себя. Эти «всебожники», приписывают таким образом, Самому Богу все недостатки и проступки, происходящие от злоупотребления людей свободою.

Другие верят, что Бог – безконечный совершенный Дух, Творец мира, но не признают Его как Промыслителя мира, утверждая, что Господь при создании мира однажды и навсегда даровал ему мудрые законы и уже более не промышляет Сам непосредственно о мире, а мир управляется данными ему законами.

Есть поклоняющиеся не одному, а многим богам и не только добрым, но и злым, друг другу враждебным. Это языческие верования, обоготворяющие стихии и страстные начала души.

Вот до каких несообразностей доходит падший разум, сам себе предоставленный! И это все потому, что естественным силам человека в деле познания положены пределы.

Возьмите науки о мире видимом. Человек совершенствует приборы, исследующие земные предметы, обнаруживает для себя новые энергии, доселе неизвестные ему законы. Изобретая новые мощные телескопы, он открывает новые звезды, но видна только материя. Один ученый, подобно астроному Ньютону, будет благоговеть пред самым именем Творца, а другой, подобно Воланду, кощунственно скажет, что он не видел Бога в свой телескоп.

Но здравый человеческий смысл нуждается в богооткровенной истине. Поэтому Бог Сам открыл людям истинную веру, которая не могла быть постигнута ограниченным умом.

Все религии можно разделить на две категории: верование во многих богов (язычество) и поклонение Единому Богу. Рассмотрим, кто же из них истинно верует в Бога, а кто заблуждается.

Одно из свойств Бога – абсолютное совершенство. Следовательно, уже даже поэтому Его нельзя с кем бы то ни было сравнивать. Он недосягаем для познания человеческим умом и несравним. Если же богов много, то они необходимо нуждаются в сравнении между собой. Так, бог Солнца не может владычествовать над Землей, потому что над ней имеет власть бог Земли. Но ограниченность не может быть присущей истинному совершенному Богу. Следовательно, многобожие – плод человеческой фантазии.

В единого Бога веруют:

1) иудаизм, 2) магометанство, 3) католицизм, 4) православие.

Постараемся кратко рассмотреть истинность или заблуждения каждой из этих религий.

Иудаизм

Иудейская религия в дохристианские времена была как бы возделанным виноградником Божиим среди духовной пустыни, т.е. истинной верой среди языческого заблуждения. Посланники Божии – пророки, провозвестники пришествия на землю Сына Божия, составляли книги, которые именуются в Библии Ветхим Заветом. Но все пророки, вместо достойного почитания, были побиваемы и гонимы. Когда же пришел на землю Сын Божий Иисус Христос, иудеи не приняли Его, хотя все предсказания свидетельствовали, что это истинно Мессия, но они распяли Его как злодея. Таким образом Христос стал камнем преткновения для иудейской религии. Святой апостол Матфей, писавший свое Евангелие для христиан из иудеев, на основании ветхозаветных пророчеств, доказывает, что Иисус есть Христос. Иудеи же не пожелав признать Божество Иисуса, ждут иного (Мошиаха), который, как известно из пророчеств, будет антихристом. Они исказили и само понятие о Боге, представляя Его антропоморфическим, человекообразным. Так в иудейском произвольном «толковании» на Пятокнижие Моисеево сообщается о том, чем занимается Бог в различные часы дня. Такое кощунственное представление о Боге, неведомом и непостижимом – недопустимо.

Рассматривая иудаизм, нетрудно заметить, что талмудическое искажение понятия иудейского бога и всего ангельского мира, привело к поклонению новым богам – писателям талмуда.

Таким образом, после пришествия на землю Иисуса Христа иудейская вера стала многобожной, т.е. языческой, поскольку покланяется не Единому Богу, а «мудрости» талмудистов. Кроме того, считая себя избранным народом, иудеи приняли законы, относительно людей, не принадлежащих к их религии и национальности, которые не могут быть признаны истинными.

Магометанство

Мусульманское верование зародилось в VII веке по Р.Х. Оно так же имеет ряд неприемлемых для истинной веры правил и понятий. Так, в исламе дозволяется любое наслаждение и «все то, что может услаждать гортань, чрево и подчревное, говоря, что на то мы сначала были созданы от общего всех Создателя» (преп. Максим Грек, т. 2), и в связи с этим мусульманское учение о рае – глубоко безнравственно. По учению Карана в раю приготовлены «для верных мусульман три реки, состоящие из меда, вина и молока, и отроковиц множество прекрасных, с которыми они будут весь день совокупляться и которые на другой день опять оказываются девами». Вряд ли такое порочное понятие о рае кому-то может показаться истинным.

Мусульмане считают Иисуса Христа Великим Пророком, Самым близким к Богу, но не признают Его как Сына Божия. Это учение пришло в ислам от александрийского пресвитера Ария, который был осужден на первом Вселенском Соборе за свои еретические убеждения, в которых признавал Иисуса Христа сотворенным и не единосущным Богу-Отцу.

Неприемлема и агрессивность мусульман по отношению к другим народам и насаждение своей веры силой, к чему Каран  призывает многократно: «Сражайтесь с ними, пока не будет больше искушения, а вся религия будет принадлежать Аллаху». (8:39) (2:193).

Когда они на заре существования ислама покорили Сирию, местные жители сирийцы были вынуждены подписать список обещаний, одно из которых гласило: «никогда не обучать наших детей Корану» – Мусульмане опасались, что сам Коран, исполненный противоречий, несовместимых с общечеловеческой этикой, может послужить для безповоротного опровержения  ислама как религии.

Главная ошибка этих двух инославных религий заключается в том, что они не признали Иисуса Христом Сыном Божиим. Священное Писание Нового Завета, как непреложный источник самой истины, говорит: нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись (Деян. 4, 12).

Теперь обратимся к христианским верованиям, которые признают Иисуса Христа Сыном Божиим.

Католичество 

Католическая вера первоначально, если можно так выразится, была православной, т.е. правильно исповедовала учение Христа. Но в IX веке католики стали искажать Церковные догматы и составлять новые. Так они исказили догмат о Святом Духе, прибавив к Символу Веры (filioque) «и от Сына». Этим они умалили значение Третьей ипостаси Божества, сведя Его по сути до уровня служебной энергии. Затем утвердили всем известный догмат о непогрешимости своего Папы, впав таким образом в идолопоклонство. По учению Церкви безгрешных людей нет. Если говорим, что не имеем греха, – говорит святой апостол Иоанн Богослов, – обманываем самих себя, и истины нет в нас (1 Ин. 1, 7). Только Бог без греха. Даже младенец уже рождается во грехах. Поэтому нельзя признать Папу римского – божеством. Католики считают также, что Папа имеет право изменить не только любую заповедь, но и само Священное Писание. Конечно, это великая дерзость, ибо Христос сказал, что  ни одна йота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все (Мф. 5, 18).

Любое человеческое учение может развиваться. Этим оно и отличается от учения Божественного, в котором истина открыта Богом сразу во всей полноте. Человеческое же учение развивается через постепенное открытие видимого мира, т.е. чем больше узнает, тем более развивается. Учение же Божественное не нуждается в дополнительном познании, так как изначально существует во всей своей полноте.

Апостолы, распространяя Евангелие по всему свету, заповедали хранить учение Христа неизменным, ничего не прибавляя и не убавляя. Потому что развитие полезно там, где идет поиск истины, а когда истина уже найдена, то дальнейшие изыскания оскорбительны для нее. Кто, найдя истину, продолжает ее искать, тот ищет лжи.

В 1054 году учение католиков официальное признано еретическим и анафематствовано, как уклонившееся от истины. Никакой патриарх или собор не вправе снять анафему с католиков, потому что это не документ и не договор между Востоком и Западом, а свидетельство того, что католики уклонились в ересь. Действие анафемы может быть прекращено только тогда, когда католики откажутся от своих еретических нововведений и во всем станут поступать сообразно с первоначальным учением древней Соборной Апостольской Церкви.

На протяжении тысячи лет они не только не покаялись и не вернулись к истине Православия, но еще более укрепились в своих заблуждениях, породив множество протестантских сект, которые уклонились еще дальше в своем нечестии, признав непогрешимыми всех своих адептов. Главное заблуждение протестантизма – оставление Священного Предания Церкви, которое, как мы уже говорили, неуклонно соблюдается Православной Церковью.  

Одним из последних нововведений католического Запада, принятых на своем ватиканском соборе, было учение об экуменизме. Экуменизм – величайшее еретическое заблуждение католиков, возникшее в XX веке. Оно заключается в стремлении объединить все религии в одну, в том числе – подчинить Православную веру папскому престолу. Совершенно очевидно, что это невозможно, ибо отступать от истины ради единства никак нельзя. Что общего у света с тьмою? Какое согласие между Христом и велиаром? Или какое соучастие верного с неверным? (2 Кор. 6, 14).

Как и всякое заблуждение, нововведение католического экуменизма имеет догматические нарушения. Он искажает догмат о Церкви, утверждая, что Церковь нарушила заповедь о единстве и разделилась на конфессии. Такое утверждение есть хула на Церковь и Святый Дух, пребывающий неотступно в ней. Церковь свята и непорочна и не могла нарушить единства никогда. Она и сейчас – единая истинная Православная. А те, кто по свободомыслию уклонились от нее, именуются еретиками. И можно говорить лишь о присоединении их после покаяния и осуждения своего заблуждения к Церкви, но отнюдь не о соединении с ними.

Экуменисты приводят в пример некоторых православных подвижников и даже недавно канонизированных святых, якобы поддерживавших экуменические идеи, пытаясь тем самым, представить католический экуменизм как традицию Православной Церкви. Это клевета на святых. Никто из православных не поддерживал экуменическое нововведение. Святитель Тихон, Патриарх Московский и всея Руси, на которого часто ссылаются обновленцы, говорил: «Ни у меня, ни у моих епископов не только не было разговора  о каком бы то ни было примирении с католичеством, но и не возникало этого в мыслях. Примирения с Ватиканом нет и быть не может. Этот план противоречил бы всему мировоззрению Православной Церкви» (Известия ЦИК, 1924, 23 марта).        

Одной из разновидностей экуменизма является и новый стиль, который никак не приемлем для Православия. Догматическое нарушение о непогрешимости Церкви и в этом случае имеет место, так как календарь был утвержден на Первом Вселенском  Соборе и не может быть изменен. Те, кто считает, что решение Собора было ошибочным или неточным, представляют Церковь, как бы погрешившей, а это – искажение догмата о Церкви.

Разговоры о том, что календарь неточен и через несколько тысяч лет будет неудобен, потому что начало года переместится на весну, могут лишь вызвать улыбку по отношению к таким ревнителям «точности». Никто не может с уверенностью сказать, что будет завтра, тем более неуместна забота о том, что будет через тысячи лет. Кстати Российские ученые отмечают, что времена года в их синоптическом понятии наступают в соответствии с юлианским календарем, а не с григорианским. Они отмечают также, что тропический год, который лежит в основе всякого календаря, неуклонно сокращается, и в настоящее время длина его на 12 сек. короче, чем 2000 лет назад. Следовательно, через несколько тысяч лет (если Бог еще позволит развратившейся земле существовать столько времени) придется католикам возвращаться к нашему истинному календарю, так как их рождество будет приходиться на осень.

Экуменисты утверждают, что учение Церкви постепенно открывалось на Вселенских Соборах. Но это – вымысел. Догматы не открывались, а защищались – это большая разница, и на Соборах были не споры, а осуждение еретиков. Святые Отцы не спорили, а обличали ересь и защищали истину. Поэтому всякое представление о спорах и развитии Церковного учения есть искажение догмата о Церкви.

Особенно сильно дух экуменизма проник в парижское богословие, которым экуменисты стараются подменить все истинные понятия. Они заменили историю Вселенских Соборов либеральными сочинениями своих последователей, исказили учение об Отцах Церкви, стремясь представить Святых Отцов гордецами и скандалистами, не имеющими никакой святости. Это известное обновленческое заблуждение, стремящееся соединить протестантизм с Православием. «Научность», влившаяся в православное богословие от протестантизма приучает опираться не на учение Святых Отцов, а на мнение парижских вольнодумцев. Велико безсилие ума в решении вопросов высшего знания. Не менее безсильна и падшая воля в совершении добрых самоотверженных дел без особенной помощи Божией. Это всегда сознавали и сознают люди, ищущие спасения. Поэтому надо быть очень осторожным в выборе духовных книг, чтобы читая, не напитать душу ядом.

Православие

Мы имеем твердые основания считать, что Православная вера – единая, истинная, Самим Богом установленная. Каковы же доказательства Божественности Православной веры? Они заключаются в рассмотрении свойств ея учения. Православные христиане веруют в Господа Бога, представляя Его высочайшим Духом, Всесовершенным, Вечным, Вездесущим, Премудрым, Всеведущим, Всемогущим, Всеблагим, Всесвятым, Правосудным, Всеблаженным, Непостижимым. Так глубоко, чисто и торжественно понятие Божества в православном исповедании.

Нравственный закон так совершенен и свят, что к нему и прибавить более ничего невозможно. Целомудрие и чиста заповеданы в самих помыслах, ибо всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем (Мф. 5, 28). В отношении к Богу Православие заповедует сыновнюю любовь до жертвования жизнью своей ради Христа. Любовь к ближним заключается в словах Иисуса: Любите враги ваша, благословляйте проклинающих вас и молитесь за обидящих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего небесного (Мф. 5, 44, 45). Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, как Я возлюбил вас (Ин. 15, 2), а Христос умер за людей, когда они были грешниками – врагами Богу (Рим. 5, 8, 10).

Учение о рае представляется в православном учении настолько высоко духовно, что  сие есть  неизреченные слова, которых человеку нельзя пересказать. (Лк. 23, 43). Что же касается любви к инославным и уклонившимся от истины, то она заключается не в ненависти и злобе, а в стремлении исправить их и наставить на путь истины, ибо обративший грешника от ложного пути его спасет душу от смерти и покроет множество грехов (Иак. 5, 20). 

Что же касается догматического учения Церкви, то оно сохраняется в Православии в непреложной чистоте, без всяких нововведений. Ибо сами Апостолы заповедали хранить его неизменно, сказав, что если бы даже мы или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема (Гал. 1, 8).

Одним из доказательств Божественности и истинности православной веры служат чудеса, ибо они суть свидетельства самого Бога. В продолжение 5500 лет род человеческий чрез сверхъестественные откровения и чудеса приготовляем был к принятию Божественного Основателя нашей веры Иисуса Христа. А после Его Воскресения, ежегодно в день православной Пасхи сходит на Гроб Господень Благодатный Огонь, свидетельствующий об истине Православия вот уже две тысячи лет. 

Православная вера обладает всеми доказательствами своего Божественного происхождения, так как Господь Иисус Христос, от древних времен обещанный роду человеческому, не только дал святейший закон, но и Сам исполнил его, показав пример, и дал православным Божественную благодать к исполнению Нового Завета. Там же, где действуют злые духи, там и учение о Боге нечистое, там многобожие, экуменическое заблуждение, следовательно, нравственное учение повреждено.

Православие же свято, чисто и возвышенно, и противно злым духам. Оно доказывается откровениями и чудесами, которыми посрамляются злые духи, виновники мнимых чудес, изгоняемые из тех мест, которые были в их власти.

Но есть несчастные люди, которые стыдятся чудес. Пусть знают они, что стыдятся и отвергаются таким образом от Самого Иисуса Христа. От таких и Он отречется пред Отцом Своим небесным. Сам Иисус Христос во время земной своей жизни многократно указывал на чудеса как на ясные и решительные доказательства своего Божества.

Когда Иоанн Креститель, находясь в темнице, послал к Нему двух учеников с вопросом: Ты ли Тот, Который должен прийти, или ожидать нам другого? Иисус сказал им: Пойдите, скажите Иоанну, что слышите и видите: слепые прозревают и хромые ходят, прокаженные очищаются и глухие слышат, мертвые воскресают и нищие благовествуют; и блажен, кто не соблазнится о Мне (Мф. 11, 2-6). И в другое время он сказал иудеям, которые не веровали в Него, но из которых многие признавали Иоанна Крестителя за святого: Я имею свидетельство больше Иоаннова; дела, которые Отец дал Мне совершить, самые дела сии, Мною творимые, свидетельствуют о Мне, что Отец послал Меня (Ин. 5, 36; 10, 38).

Предтече Христову и Крестителю Иоанну не дано было творить чудеса, без сомнения, для того, чтобы ярче сиял свет Христов. Многие, – говорит святой апостол Иоанн Богослов, – пришли к Иисусу и говорили, что Иоанн не сотворил никакого чуда (Ин. 10, 41). О последователях же своих Господь сказал в последней беседе ученикам своим: Верьте Мне, что Я в Отце и Отец во мне; а если не так, то верьте Мне по самым делам. Истинно, истинно говорю вам: верующий в Меня, дела, которые творю Я, и он сотворит и больше сих сотворит; потому что Я к Отцу Моему иду (Ин. 14, 11-12). И пред вознесением своим на небеса сказал Апостолам: Знамения веровавшим сия последуют: именем моим бесы ижденут, языки возглаголют новы; змия возмут; аще и что смертно испиют, не вредит их; на недужныя руки возложат и здрави будут (Мк. 16, 17, 18). Аминь.

Старец Симеон с Оптинским благочинным о. Ильей