Интернет-журнал "Антиэкуменизм"
       
 

Главная 

   

 

Псевдохристианский экуменизм 

 

Гостевая книга 

 

Круглый стол 

 

Каталог православных изданий 

 

Пишите нам 

 

 

 

             
 

Иеромонах Симеон (Сарычев)

 

ДРЕВО ПОЗНАЕТСЯ ПО ПЛОДАМ     

1. Проповедь Православия миру

Великие почести наследуют доблестные воины, бесстрашно сражавшиеся на поле битвы. В их честь воздвигают памятники, слагают в народе песни и стихи – слава героизму и мужеству. Если такого почитания удостаиваются земные воины, то насколько большей похвалы заслуживают воины Небесного Полководца-Христа, сразившие мечем уст своих многоразличные ереси. Они благодатию Духа Святаго обратили в бегство коварного диавола – отца всякой неправды. Они не дали и малой поблажки заклятому врагу, но во всем явили верность Христу. 

«Не буду есть мяса вовек (1 Кор. 8, 13), – говорит апостол Павел, – если идоложертвенное смущает брата моего». Не сказал: «не буду вкушать только идоложертвенного», но вообще «мяса», чтобы не допустить и малого соблазна ближнему. И в другом месте говорит: умоляю вас: подражайте мне, как я Христу (1 Кор 4, 16). Подражайте, братия, мне и смотрите на тех, которые поступают по образу, какой имеете в нас (Флп. 3, 17–21).

Так совершали свой путь спасения доблестные воины – святые отцы, «которые, хотя во всем другом [были] мирны и умеренны, – говорит свт. Григорий Богослов, – однако же не могли перенести с кротостью, когда молчанием предается Бог, и даже делались при этом весьма браннолюбивыми и неодолимыми (ибо таков жар ревности), и готовы скорее ниспровергнуть чего не должно, нежели пренебречь должным» [1].

Благоговея пред апостольским учением, святые несли свидетельство истины миру. Будучи просвещаемы от Духа Святаго, провидели они, что в последние времена умножатся лжеучения, которые станут более изощренными, так что соблазнятся даже избранные, и потому предупреждали чад своих о духовной язве последнего времени – равнодушии (индифферентизме). 

Индифферентизм в вере – враг истины. Он способен поколебать даже умы тех, кто искренне желает послужить Богу, а потому всякое общение с упорствующими еретиками отцы признавали великим отступлением. «Имеющий общение с еретиками, – пишет свт. Иоанн Златоуст, – хотя бы в жизни своей следовал житию бесплотных, чуждым себя творит Владыке Христу…». 

Наступает время, когда все чаще слышны разговоры о том, что надо быть снисходительными к еретикам, что любезное обращение с ними может привести их в лоно Православной Церкви. Но на деле мы видим иное: общение с отступниками от Христа еще более утверждает их в ереси. И потому каждый, кто проявляет мнимую любовь к хулителям истины, сам становится хулителем истины. «[Ведь] отречение от Бога, – говорит святитель Григорий Богослов, – бывает двоякое: одно – словом, другое – делом. Смотри, чтобы не уловил тебя враг: он непрестанно угрожает тебе тайными падениями». 

Но где грань? Где золотая середина в отношении к инославным и еретикам?
Она заключается в любви, то есть в обращении их в православную веру. Апостол Иаков говорит: Пусть тот знает, что обративший грешника от ложного пути его спасет душу от смерти и покроет множество грехов (Иак. 5, 20).

Нередко же враг спасения под образчиком любви улавливает в свои сети неразумных, которые, оказывая внимание и дружескую встречу еретику, утверждают его в своей ереси. Однако эти проповедники «любви» нередко с яростью набрасываются на своих братьев, ревнующих об истине.

Принимая с почестями еретиков в доме своем, они нисколько не заботятся о немощных, которые легко заражаются ложными взглядами, а затем, ссылаясь на «опыт» своих нерадивых наставников, проповедуют терпимость к предательству и ереси. Ибо для немощных в вере огромную роль играет авторитет людей имеющих высокое положение в Церкви. 

Но даже равноангельское житие не угодно Богу, если оно сопряжено с еретическими воззрениями, которые являются ни чем иным как отречением от Христа. Да не послушаем тех, кто, ссылаясь на апостола Павла (2 Фес. 3), говорит, что отречение от Христа и поклонение антихристу будет лишь тогда, когда воссядет сын погибели в православном храме. Воссядет, но не у нас, а как говорит преп. Иоанн Дамаскин: «В церкви Божией – не в нашей, но в древней, иудейской; ибо он [антихрист] придет не к нам, но к иудеям; не за Христа, но против Христа и христиан; почему и называется антихристом». И главная задача его исказить и уничтожить веру Православную, чтобы, примирив ее с антихристианскими мирскими властями и другими религиозными течениями, понудить земную Церковь войти в пантеон еретических церквей единого правителя экуменизма. 

2. Экуменизм

Экуменизм – это движение за сосуществование и единение всех христианских верований, официально образовавшееся в начале XX века 2, декларирующее своей главной целью содружество всех христиан независимо от их принадлежности к конфессии и логматическим особенностям. Начало экуменическому движению положила международная масонская организация YMCA («Христианской ассоциации молодых людей»). Генеральный секретарь, основатель YMCA, и одновременно почетный президент Всемирного Совета Церквей (ВСЦ) масон 30 градуса Дж. Мотт (1865–1955) являлся так же американским дипломатом. В течение долгих лет он исполнял сложные поручения правительства США. Президент Вильсон назвал Мотта «наиболее полезным человеком» для пропаганды масонских идей.

В 1946 году в журнале «Le Tеmple» масоны писали: «Проблема, выдвинутая проектом объединения церквей… немало обязана нашему ордену… При возникновении первых экуменических конгрессов вмешательство наших англо-саксонских скандинавских братьев было определяющим и их деятельность была неустанно направлена на организацию так называемого христианского единства» 3.

Политика объединения имеет два основных направления, неразрывно связанных между собой: 

1) объединение всех стран в единое мировое государство, при этом наименования территорий бывших суверенных государств могут оставаться прежними; 

2) объединение всех исповеданий в единую религию экуменизма, оставляя при этом традиционную обрядовость, и лишь добиваясь мирного сосуществования и утверждения лже-учения, что можно спастись и в других исповеданиях, так как все религии служат единому Богу. 

После первой мировой войны для воплощения этих идей были созданы: ЛН (Лига Наций), а в феврале 1938 года ВСМД (Всемирный Союз Международной Дружбы посредством церквей), который базировался в том же помещении, где и ЛН. После Второй мировой войны эти влиятельные структуры сменились на наиболее мощные: ООН и ВСЦ. 

Еще в конце XIX века некоторые богословы стали высказывать мнение, что на Западе не знают Православия, и потому ими выдвигалась идея межконфессионального диалога, необходимого для проповеди православного учения. Это и стало аргументом в оправдание участия православных во всех экуменических шабашах 4. 

Но о каком Православии узнал теперь Запад? Там всегда были уверены в строгости и невозиожности примирения православной веры с еретическими учениями, теперь же еретики узнали новое, обновленческое «православие», готовое идти на компромиссы не только в канонах, но и в догматах. 

3. «Диалог» с латинянами

Всякое древо познается по плодам (Мф. 7, 17) и всякий источник определяется по вкусу. Известны плоды проповеди апостольской, когда, обойдя весь мир, простые рыбари обрели для Царствия Небесного многие тысячи душ. Но такие ли плоды у экуменического движения? За сорок с лишним лет участия «православных» в экуменическом движении нет ни одного случая обращения в Православие. Напротив, мы имеем свидетельство того, что, некоторыми иерархами стали пресекаться благия намерения священнослужителей обратить в Православие еретиков-католиков. Сама добродетель обращения отпавшего от истины получила оскорбительное название «прозелетизм». 

Разговоры об объединении православных и католиков возникли еще в 40-х годах ХIХ века, когда либеральные латиняне из поляков и хорватов высказывали свои недовольства относительно папизма и искали поддержки. Но более открыто о присоединении Православия к римсокму престолу латиняне стали говорить после I ватиканского собора (1870), на котором паписты утвердили догмат о непогрешимости римского епископа. 
Это событие разделило латинских епископов уже на самом «соборе». Против формулировки «папа – человеческий бог и божественный человек» дважды выступал хорватский «епископ» Йосип Юрай Штросмайер, который, в конце концов, вместе с другими «епископами» покинул «собор» и не участвовал в голосовании 5. В результате на Западе возникло антипапское движение старокатоликов. Догмат о непогрешимости римского епископа не приняли так же кардиналы Вены и Праги, примас Венгрии, а латинские преподаватели университетов Фрейбурга, Мюнхена, Бреславля, Бонна созвали конференцию, на которой выступили с резкой критикой нового «догмата». 

Одним из активных противников папизма явился профессор истории Церкви Мюнхенского университета Игнатий Деллингер, который и возглавил движение старокатоликов. В сентябре 1871 года в Мюнхене состоялся первый конгресс, на котором присутствовал и экстраординарный профессор православного богословия Санкт-Петербургской Духовной академии И.Т. Осинин. «Они [старокатолики] видели в моем присутствии признак небывалого еще сочувствия со стороны Русской Церкви к церковным нуждам и вопросам Запада, – писал профессор, оправдывая свое нарушение правил. – Они видели в моем приезде залог будущего сближения Церквей» 6. 

Осинин стал одним из сторонников объединения старокатоликов с Православной Церковью. На торжественном собрании СПДА 17 февраля 1872 года он высказал мнение, что «соединение Церквей является одним из важнейших событий современности». Однако никакого «соединения» в церковной практике не сущетствует. Церковь знает лишь присоединение раскольников и еретиков. Соединение же является новой формой, упраздняющей догмат о непогрешимости Православной Церкви. Вкдь получается, что Церковь согрешила, разделившись на части. 

Обновленческая профессура переняла высказывания либеральных латинских богословов, что виной разделения Церкви являются человеческие распри, а не догматические разногласия 7.

Так зародилось новое антицерковное «богословие», которое поддерживалось масонами на протяжении всего ХХ века. Стремление к восстановлению единства, которое Церковь по сути никогда и не утрачивала помрачило разум многих профессоров-богословов. Последователи Осинина утверждали, что ортодоксальное богословие устарело и необходимо распространение «здравых понятий» о Православии в обществе. Их влечение к новизне выразилось так же в стремлении заявить католикам и протестантам о том, что восточное богословие неконсервативно, что оно так же идет в ногу со временем, как и западное. Еще при Осинине образовывается Петербургский отдел Общества любителей духовного просвещения, якобы для сближения светского общества и духовенства. Действительной же целью этого общества было стремление объединить латинян и Православных в единую либеральную «церковь». 

Среди сторонников Осинина были прот. И.Л. Янышев, генерал А.А. Киреев и священник из Висбадена А.В. Точилов, ставшие делегатами второго конгресса старокатоликов, состоявшегося в Кёльне 20–22 сентября 1872 года. На этом конгрессе была создана специальная комиссия «богословов» по подготовке условий для объединения. Однако такая предательская идея не нашла сочувствия в Священном Синодн Русской Православной Церкви, в виду своей антиканонической направленности, и потому была отклонена. Каноническое право повелевает принимать отпавших от истины по определенным на то правилам, а не объединяться с ними. Даже сам по себе вопрос об объединении с какой-либо конфессией, будь то еретическая или раскольническая, ставиться не может. 

Только почти через 20 лет, когда на Петербургскую кафедру был поставлен митрополит Палладий, сочувственно относившийся к реформаторским идеям профессора Осинина, антиправославное движение за объединение православных и латинян снова стало набирать силу. 

На конгресс в Люцерне в 1892 году прибыли все те же А.А. Киреев, протопресвитер И.Л. Янышев, ставший теперь ректором Санкт-Петербургской Духовной академии, и протоиерей А.П. Мальцев. Люцернский конгресс постановил открыть в университете Берна богословский факультет, где обучались бы старокатолики, англикане и православные, и там же основать общехристианский богословский журнал. Этот журнал получил название «Международное богословское обозрение». Из наших соотечественников особенно часто печатались в нем профессора-либералы В.А. Светлов, В.А. Соколов, А.Д. Беляев, А.П. Мальцев, Иванцов-Платонов, А.А. Киреев, В.В. Болотов, С.С. Глаголев, и прочие богословы-отступники, которые, заразившись новой пан-ересью, стремились сгладить все разногласия по догматическим и каноническим вопросам. 

4. Ошибки богословов 

Старокатолики пошли на уступки и согласились отказаться от учения filioque (прибавки «Дух Святой сходит и от Сына»), однако они не желали признавать правоту Символа веры Восточной Церкви и потому настаивали на свободе выбора в главном догмате. При этом они отказывались отождествлять Восточную Православную Церковь со Вселенскою Церковью: «После разделения Запада и Востока обе Церкви стали одинаково частными Церквами и имели свой путь частного развития», – утверждали они. К сожалению, такие известные профессора, как И.Л. Янышев и В.В. Болотов, всецело разделяли их еретическую точку зрения. 

Вскоре, в среде самих вольнодумцев, ратовавших за объединение, произошло разделение. Настоятель русской посольской церкви в Берлине А.П. Мальцев высказывался, что объединение возможно лишь с эфиопской, коптской, сирийской, армянской, а также католической церквами. Возможность же объединения Православной Церкви с англиканскою и прочими протестантскими конфессиями он полностью отрицал. Это было основой одной партии либеральных богословов, другая пратия новаторов призывы Мальцева о невозможности литургического общения с протестантами восприняла как узость кругозора.

Взгляды петербургских богословов подобно эпидемии распространились и на преподавателей Киевской и Казанской Духовных Академий. Здесь сторонниками объединения с еретиками явились профессора Н.Я. Беляев и А.Ф. Гусев, В.И. Керенский, частично Н.Н. Глубоковский, Б.Н. Мелиоранский, М.С. Скабалланович и др. Это был своего рода первый плод экуменической идеи, который привнес немалый вред богословской науке: авторитет святоотеческого наследия был подорван и его место заняли протестантские и католические толкователи, скрывавшие свои fantasy под маской просвещения и наукообрказности.

Так, например, А.П. Мальцев и его сторонники ввели понятия о разделении догматического и канонического учения Церкви, утверждая, что догматы нельзя нарушать, а каноны – можно. При этом Мальцев активно утверждал недогматичность древнего церковного календаря, который так же является «перегородкой между латинами и православными». По их мнению, каноническая практика – это всего-навсего правила поведения, которые при необходимости можно изменять, как это делают паписты после отпадения от Православия. Однако Церковь учит, что каноны и догматы неотделимы, поскольку все в Церкви является Божественным установлением, то есть заповедями Божиими. И хотя условно и можно поделить заповеди: одни отнести к вероучительным, как например: Да не будут тебе бози инии разве Мене; другие – к нравственным правилам поведения: Не укради, не убий, чти отца твоего и матерь… (Исх. 20) и т.д. Но при этом всякая заповедь остается значимой и по слову апостола Иакова: Кто соблюдает весь закон и согрешит в одном чем-нибудь, тот становится виновным во всем (Иак. 2, 10). Поэтому, по слову Спасителя, ни одна йота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все (Мф. 5, 18).

Профессор В.В. Болотов утверждал, что юлианский календарь точнее григорианского, но высказывал при этом мысль, что все-таки допустимо для Церкви нарушить Священное Предание ради объединения с латинами и перейти на новый более точный календарь. В.В. Болотов так же уделял много внимания вопросу о filioque, предлагая новый риторический подход к этой ереси, как частному мнению (=teologumen) западных братьев. 

В результате таких «диалогов» старокатолики перестали и помышлять о переходе в православную веру по определенному правилами чину. Они теперь желали только «единения, на почве согласного понимания существенно принадлежащего к христианству» 8, то есть оставить свободу выбора в догматическом учении, а объединиться лишь в Евхаристическом общении. 

Тем временем паписты стремились подчинить Русскую Церковь римскому престолу. В начале 20-х годов ксендз Л. Федоров писал: «Все латинские католики свободно вздохнули, когда произошла октябрьская революция». Ватикан официально содействовал выходу большевиков из дипломатической изоляции, надеясь, что в обмен на это получит от них поддержку в распространении латинства в России. Многие кардиналы писали, что «террор против Русской Православной Церкви оправдан, так как ведет к укреплению латинства». Но они обманулись в своих надеждах, так как антирелигиозная политика большевистского правительства отринула в конце концов и католиков. Все же Ватикан считал, что насаждение атеизма в России будет своеобразной культивацией Русской земли, которая, уничтожив Православие, создаст благоприятные условия для насаждения латинства и потому до середины 30-х годов охотно поддерживал коммунистов. «Большевики прекрасно подготовили путь католическим миссионерам», – писал. иезуит Швайгель в 1936 году. 

5. Митрополит Никодим (Ротов)

Одним из последователей экуменических идей митрополита Палладия стал епископ Ярославский Димитрий (Градусов) (1881-1956). Бывший юрист и сторонник реформаторских идей обновления Церкви, он постриг в монашество, затем рукоположил вопреки канонам восемнадцатилетнего студента Борю Ротова в диаконы, а через два года – во иеромонахи. Епископ Димитрий при помощи своих связей сделал юноше головокружительную карьеру: в 28 лет Ротов был уже начальником Русской Духовной Миссии в Иерусалиме, а в 30 – возведен в сан епископа и назначен председателем созданного им же Отдела Внешних Церковных Сношений (ОВЦС). С этого времени начинается открытая проповедь разделенческого богословия в Русской Церкви. 
Ротов проповедует еретическое учение «о грехе разделения», которое заключается в том, что якобы Церковь согрешила, разделившись на конфессии и теперь нуждается в воссоединении. Такое учение искажает догмат о сятости и непогрешимости Церкви. Поскольку православное исповедание шласит, что еретики всегда отпадали от Церкви, а не разделяли ее на равнозначные части. Таким образом, ересь разделенческого богословия заключалась в признании Православия якобы отступившим от истины и преобразовавшегося в одну из конфессий.

Устроив ОВЦС по типу масонской пирамиды, Ротов сблизился с ревностным сторонником экуменизма видным деятелем масонской YMCA греческим профессором Г. Аливизатосом, получившим впоследствии, по инициативе митрополита, степень почетного доктора Московской Духовной Академии.
В начале 60-х годов по настоянию Ротова был подписан документ о вступлении РПЦ МП во ВСЦ. В декабре 1961 года митрополит Никодим присутствовал на III Генеральной Ассамблее в Нью-Дели (Индия). В то время, когда в России коммунисты закрывали один за другим храмы, когда тюрьмы были переполнены священнослужителями и монашествующими, митрополит Никодим открыто высказался об отсутствии гонений на Православную Церковь в СССР. Он утверждал, что слухи об арестах и притеснениях верующих людей – всего лишь миф. 

Ротов умел лгать и оправдывать свою ложь церковной необходимостью. Он не был приспособленцем и четко проводил в жизнь политику масонской экумены. Понимая, что гордые католики никогда не согласятся склониться перед Православием, Ротов задумал сложить Русскую Православную Церковь у ног римского папы. Но для этого было необходимо:

1. Взрастить и поставить на ключевые посты преданных делу экуменизма епископов.

2. Изменить программу обучения в духовных учебных заведениях (семинариях и академиях), направив их в экуменическое русло протестантского богословия.

3. Произвести замену пастырей, противников экуменических идей, на молодых и активных священнослужителей-экуменистов. 

При помощи подкупов и интриг Ротов надеялся стать Патриархом и тогда в приказном порядке, пользуясь услугами КГБ, исполнить заветную мечту – присоединить Православную Церковь к папскому престолу. Он открыто сослужил с латинянами, нарушая канонические правила Церкви, строго запрещающие какое-либо общение с еретиками. «По великим праздникам – на Рождество Христово и на Пасху – в католический храм, что в Ковенском переулке в Санкт-Петербурге, – вспоминает иподиакон Ротова, – по благословению митрополита Никодима направлялся, в качестве гостя, представитель Ленинградской митрополии. Местный ксендз – о. Иосиф Павилонис – по приглашению Владыки ежегодно присутствовал за пасхальным богослужением в алтаре Николо-Богоявленского кафедрального собора и приглашался к Причастию Святых Христовых Тайн». Правда при этом Ротов не упускал случая высказаться и в защиту Православия, которое он на самом деле предавал. Он утверждал, что допускает единство только на основе неповрежденной православной веры, но она-то, по его убеждениям, ныне якобы утрачена из-за разделения с еретиками.

В каждой епархии теперь под прикрытием ОВЦС создавалась своеобразная секта никодимовцев во главе которой ставился молодой епископ, обязательно прошедший подготовку заграницей. Ведь общение с еретиками, заперещенное некогда святым апостолом Павлом, заражает общяющихся индефферентизмом. Правда, остроумные защитники Никодима Ротова придумали легенду, что якобы власти запретили епископские хиротонии, а «полководец Никодим» добился рукоположения молодых епископов для заграничных епархий. В действительности же Ротов стремился к тому, чтобы ни один епископ не был поставляем без его ведома. Новорукоположенных по его протекции «несовершеннолетних» епископов он отправлял на стажировку а пекло экуменических сборищ, что давало возможность проверить «молодцов» на деле, перед тем, как назначить на ключевой пост. 

Особое внимание митрополит Никодим уделял епархиям, расположенным вокруг Москвы, опасаясь, что приобявленном им соединении с католиками, епископы могут не подчиниться и потому на кафедры туда назначались самые преданные его чада. 
Перед рукоположением во священство митрополит Никодим задавал вопрос ставленнику: «Обещаешь ли, что если я перейду в католичество, то и ты последуешь за мной?» И если кандидат отвечал: «нет», то его быстро затирали. Этот прием широко использовался последователями Никодима и в последующее время, когда практически у каждого столичного ставленника перед рукоположением спрашивали о его отношении к экуменизму. И только в том случае, когда оно было положительныс – рукопологали.
Особенную поддержку Ротов получал в лице евреев и порочных меньшинств. Еврею обычно советовали сменить фамилию и после этого рукополагали, а мужеложество среди клириков, по слову преп. Иосифа Волоцкого всегда было одним из главных оснований асякой ереси. 

Ротов стремился снабдить своих питомцев кандидатскими и докторскими титулами. Теперь богословом считался только тот, кто имел соответсвующее образование и титул. Мнение простецов, хотя бы это были люди святой жизни, ставилось ни во что. Такие приемы необходимы были Ротову для того, чтобы в случае возмущений со стороны простого народа, богословская комиссия, состоящая из никодимовцев, могла защитить любую ересь, представив ее сначала одним из церковных мнений, а затем при помощи авторитетных мнений ее утвердить. 

Перейдя на Ленинградскую кафедру, Ротов особое внимание уделил экуменизации Санкт-Петербургской духовной академии, где он в скором времени учредил афро-азиатский факультет для чернокожих иноземцев из Уганды. Выпускников академии он отправлял учиться в католические и протестантские богословские институты в Германии, Италии, Швейцарии, чем расшатывал древние православные догмы. Он стремился привлечь в семинарии наукообразного идола западного «богословия». Для этого его последователями часто рассматривались вопросы, давно имеющие четкие определения в церковной канонической практике. Риторические же полемики вносили путаницу в каноническое право. 

Апогеем стараний владыки Никодима в этом направлении стало противоканоническое решение Священного Синода РПЦ от 16 декабря 1969 года, позволявшее православным причащаться в католических храмах и признавшее, таким образом, действенность и благодатность Святых Тайн у еретиков. И хотя это скандальное «разрешение» было отменено в 1986 году, все же гнойная закваска «благодатности таинств еретиков» сохраняется в академическом богословии и по сей день.

Поклонники Ротова часто пытаются доказать, что он был искусным политиком, но отнюдь не предателем Православия, тем не менее, владыка Никодим не прилагал усилий, чтобы воспрепятствовать закрытию Православных храмов своей епархии. К середине 70-х годов в Ленинградской и Новгородской епархиях, которые митрополит Никодим упразднил в одну, оставалось всего около 40 храмов. Защитники Никодима любят ссылаться на то, что время тогда было сложное, однако живший в то же самое время, архиепископ Гермоген (Голубев), не позволил властям закрыть ни единой церкви в своей Калужской епархии. Он открыто обличал еретиков-католиков и вступившего с ними в литургическое общение митрополита Никодима. За это архиепископ Гермоген был обманным путем отправлен на покой в Жировицкий монастырь. 

Имея возможность часто бывать за границей, Ротов посещает Афон. Он едет туда не случайно, поскольку знает, что Афон, имеющий огромный авторитет в православном мире, может помешать его планам воссоединения с латинами. 

Ротов принимает решение населить Афонские обители постриженными и рукоположенными им монахами, выпускниками Санкт-Петербугской семинарии и академии, считающие католикуов братьями, а не еретиками. В них он видел будущую поддержку, в момент осуществления воссоединения. Но осуществить свои коварные униатские планы Ротову так и не удалось.

Рассказывают, что в 1965 году митрополит Никодим повстречался с блаженной старицей Пелагей Рязанской, которая ему прямо сказала: «Сдохнешь как собака у ног своего папы». И вот, спустя 13 лет митрополит Никодим отправляется в Ватикан на аудиенцию к новому папе Иоанну Павлу I. Полон желаний поскорее приблизить заветное соединение, Ротов исполняет обязательный для всех обряд, целуя папскую туфлю. После непродолжительной беседы, Ротову стало плохо, и он, склонившись на колени перед римским первосвященником, испустил дух. При этом папа-еретик прочитал молитву над умирающим митрополитом, а затем, выступая перед кардиналами, Иоанн Павел I сказал: «Третьего дня скончался в моих объятиях митрополит православный Ленинграда. Какие прекрасные вещи он рассказывал мне о Православной Церкви…». 

Что же могло привести в восторг главу латинян? Неужели он, имеющий столь обширные знания в церковной истории, никогда не слышал о Православной Церкви? Конечно же знал. Но Ротов проповедал в Ватикане новое, еще неведомое католикам «православие», готовое отвергнуть вековые истины и предательски последовать еретическому папскому учению.
В России настолько были ошеломлены вестью о смерти митрополита Никодима, что многие не поверили, и подумали, что владыка просто решил навсегда остаться в возлюбленном им Ватикане. 

Удивительно, что ставленники Ротова не желают видеть в его кончине следствие гнева Божия, но всячески оправдывают своего «авву», оставаясь верными его экуменической ереси. Видимо, в этом и кроется причина официального гонения на блаженную старицу Пелагею, предсказавшую позорную смерть владыки и последующее горькое отступничество архиереев-экуменистов.

6. Плоды экуменического древа

Богомудрый апостол Павел, будучи сам проповедником истины среди безбожных язычников, повелел: Еретика, после первого и второго вразумления, отвращайся (Тит. 3, 10). Эта апостольская заповедь является руководством для всех верных чад Церкви, в особенности же для священников и епископов, призванных учить народ и управлять церковными делами. В тексте архиерейской присяги, торжественно даваемой кандидатом перед поставлением в епископский сан, говорится: «Обещаюся Каноны Святых апостол, Седми Вселенских и благочестивых Поместных Соборов и Правила Святых Отец хранити и соблюдати. Вся, яже тии прияша, и аз приемлю, и ихже тии отвратишася, и аз отвращаюся. Еще же обещаваюся Предания Церковная, уставы святыя и чины вся Кафолическия Восточныя Православныя Церкве хранити неизменно... К сим же обещаюся ничтоже творити ми по нужде, аще и от сильных лиц или от множества народа нудиму, аще и смертию ми воспретят, веляще что сотворити ми вопреки Божественным и священным Правилом... Аще же обещанное зде мною что преступлю, или Божественным Правилом явлюся противен.., тогда абие лишен да буду всего своего сана и власти, без всякаго извета и слова, и чужд да явлюся дара небеснаго, при посвящении возложением рук даннаго мне Духом Святым». 

Однако ревность о чистоте Православия в последнее время у многих архиереев вызывает лишь усмешки и раздражения. Каноны им уже не авторитет, а присяга считается лишь устаревшей формальностью. Епископы-экуменисты с каждым годом все больше и больше погрязают в своей неправославной политике, навязывая ее всему клиру и стремясь как можно скорее узаконить экуменизм. Если раньше последователи этой ереси тайно издавали свою литературу, то теперь их книгами переполнены практически все церковные лавки. Захватив власть, они уже запрещают клирикам обращать в Православную веру латинян, объявляя обращение еретика в Православие грехом прозелитизма. 

Выступая по радио «Эхо Москвы», один из ведущих современных экуменистов-никодимовцев, митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, прямо заявил: «Практически мы запрещаем нашим священникам обращать людей [в Православие]…», – то есть, другими словами, митрополит не считает латинян еретиками, как преп. Паисий Величковский, преп. Никодим Святогорец, преп. Амвросий Оптинский. Более того, известно, что латинская вера анафематствована Поместными Соборами Восточной Церкви. Свт. Иларион Троицкий, ссылаясь на слова свт. Филарета Московского писал: «По законам церковным я предаю частную западную церковь всю суду Церкви Вселенской, то есть высшей инстанции, приговор которой, в отличие от мнения частного лица, не может быть отвергнут и отменен. А суд Вселенской Церкви давно известен: восточные патриархи определили католицизм как ересь и пагубное учение, что было неоднократно подтверждено на Константинопольских и других Поместных Соборах».

Вот и получается, что Православие, в экуменическом понимании, уже не является единственной спасительной верой, в которую всегда обращали всех отпавших от истины. К тому же экуменисты стремятся, подобно латинянам, направить служение Церкви духу времени, а не Христу. В обличение такого направления свт. Афанасий Великий говорит: «Подобает служить не времени, но Господу».

Все же экуменистам никак не удается осуществить свою заветную мечту – соединение с Ватиканом. Столько времени заискивали они перед папой, но тот и не думает делится с кем-либо своей «непогрешимой» властью, как об этом заявил представитель Ватикана Тадеуш Кондрусевич, который сказал, что никаких особых прав за Русской Православной Церковью на территории России Ватикан не признает, поскольку его «канонической территорией» является весь мир. И не смотря на заискивания и лобызания «православных» экуменистов, Ватикан назначил Кондрусевича «митрополитом всея Руси» и открыл четыре епархии на Русской земле. Никогда, за всю историю существования, Россия не имела на своей территории ни одной епархии латинской церкви. 

Говоря о диалоге с монофизитами или с так называемой армянской апостольской церковью, вырисовывается такая же предательская картина. Совсем недавно еретики, осужденные на Пятом Вселенском Соборе, открыли Ново-Нахичеванскую и Российскую епархию. На освящение основания нового еретического кафедрального собора в Москве приехал католикос всех армян Гарегин II (Нерсесян). Но может быть Русская Православная Церковь как-то воспрепятствовала открытию еретических храмов на своей канонической территории? Отнюдь нет. Откройте церковный календарь и вы не найдете в нем среди иерархов епископа Еревана или Эчмиадзина. Таковых не существует, зато Москву превращают в свои епархии все кому не лень. Таковы плоды экуменических диалогов.

Тем временем ВСЦ узаконил рукоположение женщин, что является настоящим кощунством. В одном из своих выступлений генеральный секретарь ВСЦ Конрад Райзер сказал, что после его собеседований с представителями Православной Церкви он может сказать, что вопрос о рукоположении женщин в Православии остается открытым. Райзер сослался на богословское исследование этого вопроса, проведенное «православным» епископом Каллистом (Уэр) и Елизаветой Бер-Сигель, которые пришли к выводу, что «в православном предании не существует догматических или канонических причин для запрета рукополагать женщин». Д-р Райзер считает, что данное исследование откроет новую страницу в Православии, надеясь на то, что скоро в этой церкви-ветви так же будут рукополагать женщин. «Систематическое отстранение женщин от служения не может иметь чисто богословских обоснований», – сказал генеральный секретарь, считая исследование экуменистов якобы основанном на канонах и церковной традиции. 
Следующий этап падения ВСЦ – рукоположение геев; за допустимость такого деяния, вопреки церковным канонам, строго запрещающим принимать сан, согрешившим мужеложством, высказался известный диакон Андрей Кураев. Быть может, отец диакон искал какого-то оправдания и равноправия для несчастных больных людей с неправильной ориентацией, но все же, думается, этого делать не следовало бы. 

7. О мнимой любви

Итак, по плодам узнаем об экуменизме, и видим, как стремительно ведет он своих последователей в бездну погибели. Не будем же безразличными к тому, что надругаются над нашей святыней. И если любящий сын бросается на тех, кто оскорбит его мать, то не с большей ли ревностью подобает нам вступить в брань с теми, кто хулит Церковь? О, если бы ты был холоден, или горяч! – говорит Господь наш Иисус Христос. – Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих (Откр. 3, 15–16). И потому не будем спать и закрывать глаза на беззакония людей, разрушающих истину, кто бы ни были они, монахи или миряне, епископы или старцы. Даже если Ангел с неба станет наставлять нас на путь лжи – да будет анафема. 

«Прекрасна ревность, – говорит свт. Григорий Богослов, – свидетели этого – Финеес, одним ударом копья пронзивший мадианитянку вместе с израильтянином, дабы избавить от поношения сынов израилевых, и за свою ревность получивший себе славное имя; а после него – те, которые говорили: возревновал я о Господе (3 Цар. 19, 10); ревную о вас ревностью Божиею (2 Кор. 11, 2).., и не только говорили это, но и сильно чувствовали».
Великую брань воздвигает диавол на души людей, поражая их сомнением, маловерием, а затем безверием увлекает в бездну вечной погибели. Но с теми, кто служит своим страстям, враг не силится воевать, его злоба направлена против исповедников православной веры. Зная, что они не станут служить ему, если он явит себя пред ними во всей своей злобе, лукавый диавол старается предстать в виде светлого ангела, заботящегося о добродетелях, и так одурманивает умы людей, что они перестают отличать истину от лжи, и вместо того, чтобы стоять за правду, упорствуют в борьбе со Христом. 

Будучи в помрачении, несчастные думают о себе, что имеют знание от Бога и дерзают называть святоотеческое наследие, обличающее еретиков, агрессивным. Они также утверждают, что «выход из тупика ненависти» может быть найден лишь при помощи сочувствия и взаимопонимания между православными и еретиками, что нужно принять в свое сердце отступивших от истины, отнестись к ним с любовью, как обходятся с близкими братьями и сестрами, а не стремиться понуждать их отказаться от своих неправославных взглядов. 

Такова, по их убеждению, настоящая христианская любовь, которая все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит (1 Кор. 13, 7). «Зачем, – говорят сторонники экуменизма, – спорить и раздражать отпавших братьев? Зачем отрывать руку, в которой еще теплится жизнь, ведь можно ее полечить и этим спасти! Строгость в деле спасения может лишь оттолкнуть. Мы люди цивилизованные и не должны повторять ошибок древних. Не будьте дикарями».

Однако такие рассуждения противоречат учению Христа повелевшего отсекать и здоровую руку, если она приносит соблазн (Мф. 5, 30). А мал ли соблазн, когда еретики хулят Божию Матерь? Когда они неправо говорят о Христе, представляя Спасителя как бы обманщиком? И вместо обличения и анафематства с врагами Божиими налаживают дружеские отношения? Оказывая «любовь» еретикам экуменисты попирают нашу веру и хулителей Христа называют своими братьями, чем свидетельствуют, что диавол и их отец. 
Так под покровом мнимой любви и гуманизма диавол увлекает души верных в состояние прелести. Они считают, что поступают по духу, а не по букве канона и превозносятся в уме своем над святоотеческим наследием, не замечая того как сами заражаются ересью, и становятся на защиту гонителей истины, наследуя вечную погибель. 

8. Авторитет в вере

Для каждого человека существует некий авторитет, чаще всего общепризнанный, на который он опирается, принимая то или иное решение. Бог даровал людям Священное Писание и Предание в виде определений Вселенских и Поместных Соборов, канонических правил и наследия святых отцов. Это бесценное дарование и есть непререкаемый авторитет в деле спасения для каждого христианина.

Епископ, старец высокой духовной жизни или духовник являются только носителями этого авторитета – непреложной истины. Они люди, через которых распространяется слово Божие не только на словах, но в первую очередь на жизненном примере и потому, если в вопросах веры взгляды авторитетных для нас людей расходятся с учением Священного Писания или творениями святых отцов, то необходимо следовать голосу Церкви, то есть Священному Писанию, каноническим постановлениям и учению отцов. Например, святые отцы называют латинскую веру еретической, то хотя бы епископ, старец, даже ангел с неба говорили, что латиняне не еретики, а наши во Христе братия, то, без всякого сомнения, мы обязаны следовать за Церковью (святыми отцами), а не за теми, кто ей противопоставляет свое мнение. Ибо частное мнение в вопросах веры всегда называлось древними ересью, корень которой таится в противопоставлении своего мудрования учению Самого Христа. Такое состояние ума называется прелестью.

Прелестник доверяет только себе, хотя часто и прикрывается благовидными оправданиями. Для него основным авторитетом является собственное мнение. Если же он узнает, что его понятие несогласно со Священным Писанием или наставлениями святых отцов, то вместо того, чтобы оставить усвоенное ложное мнение, прелестник всячески старается его оправдать. Оправдание же ложного убеждения, противоречащего писаниям отцов, уже является еретическим. Иногда прелестник заимствует мнение извне, к примеру, от какого-либо авторитетного «богослова» или еретически мудрствующего старца, соглашается с ним и всячески его его защищает. 

Смиренный человек не станет вступать в спор с наследием святых отцов, ибо он учится у них, а не горделиво исправляет. Он стремится вникнуть в смысл слов Священного Писания, а не искать в них мнимые противоречия. Смирению свойственно считать себя ниже всех и не превозноситься над отцами, не подвергать критике их «погрешности», как это делают еретически мудрствующие латинские богословы. 
Явно, что гордость превыше всех зол, а смиренномудрие – величайшая добродетель, и потому стяжать его в последние времена весьма непросто, ибо если человек не станет убегать всякого превозношения и всякой человеческой славы, то не обрящет драгоценнейшего сокровища смиренномудрия. Оно настолько ценно в очах Божиих и столь недоступно диаволу, что, хотя он может подражать всем другим добродетелям, но о смиренномудрии не имеет и тени понятия. Потому-то первоверховный апостол Петр, ведая, насколько крепка и надежна добродетель смиренномудрия, заповедует нам облечься в нее (1 Петр. 5, 5) и желает, чтобы все имели ее как всегдашнее одеяние. 
Кто же смиренномудр, как не тот, кто имеет для себя авторитетом Священное Писание и Предание (святоотеческое наследие)? Таковой свидетельствует, что находится в послушании у Самого Христа и Его Святой Церкви. Кто же не согласен со святыми отцами, тот выказывает диавольскую гордыню, скрывающуюся в недрах его души. Бог наделил человека свободной волей, которая заключается в свободе выбора между добром и злом. Когда мы доверяем своему мнению, то это означает, что мы выбираем зло, а если же, отвергая его, ставим во главу угла учение святых отцов, то это – добро. Как ученик, спорящий с учителем, уже не ученик, но спорщик, так и христианин, оспаривающий учение святых отцов, не богослов, а хулитель. 

Авва Сисой говорил: «Будь смиренным, отвергайся своей воли, не имей земных попечений, – и обрящешь покой».
Горделивая закваска некоторых богословов, порицающих писания святых отцов, постепенно заквасила и все тесто современного богословия, приучая искренне верующих людей, склонных к науке, не доверять отцам, а соглашаться с их учением только в том, с чем согласен поврежденный человеческий разум. Кто имеет смирение, как не тот, кто считает свой разум поврежденным многими страстями? Кто впал в гордыню, как не тот, кто считает себя достойным проверять истинность слов святых, которые великими подвигами поста, бдения и непрестанной молитвы сподобились быть просвещенными от Духа Святаго? 

Если ты стяжал благодать большую, нежели они, тогда дерзай, сверяй слова отцов с учением благодати Духа Святаго, а если нет, то зачем обманывать себя и других? Но кто может считать себя стяжавшим благодать, находясь в смертном сем теле? Только диавольская гордыня способна признать в себе великие дарования. Святые же отцы, будучи исполнены великих благ духовных, считали себя нищими духом и потому наследовали Царство Небесное.

9. Кого любит Бог, того и наказывает

Блажен, кто во всем имеет послушание Христу, ибо соблюдение заповедей Его свидетельствует о любви к Нему. Любить Христа – не означает говорить слова любви, разжигаясь страстью, как это встречаем в рассказах о католических «святых», находившихся в состоянии прелести. Любовь ко Христу – в исполнении Его святых заповедей. 

К сожалению, истинное понятие любви, как добродетели, в последнее время искажено и все чаще вместо нее предлагается сектантская слащавость. Настоящая же любовь к ближнему, заключающаяся в обращении грешника от ложного пути, объявляется агрессией. Так рассуждают слепые вожди слепых, которые, не ведая света, тьму называют днем, а день ночью. 

Любовь же долготерпит, – говорит апостол. – Она милосердствует к нищим и прощает обижающих; она не завидует потому, что не печется о земных благах, а всегда помышляет о Горнем; любовь не только не превозносится над святыми отцами, но считает себя ниже всех и думает о себе как о худшем даже скотов; любовь не гордится, потому что во всем повинуется заповедям своего Владыки Христа; она не бесчинствует, нарушая каноны святых отцов и постановления Вселенских и Поместных Соборов; она не ищет своего разумения, но во всем следует учению апостольскому; она не раздражается, даже когда и изгоняет из храма продающих и покупающих; любовь не мыслит зла, но и не потакает ему; она не радуется неправде, а сорадуется истине и всегда хранит ее как зеницу ока. 

Экуменисты называют грехом утверждение о том, что спасение возможно лишь в Православии. Они пытаются убедить верующих, что из-за такого категоричного мнения и произошли великие и малые разделения в Церкви Божией. Но разве разделился Христос?(1 Кор. 1, 13). Православная Церковь пребывает вовек нераздельной Апостольской Соборной. Священное Писание говорит: Един Гоподь, едина вера, едино крещение (Еф. 4, 5), а потому не злословием, но любовью к истине называют святые отцы строгое обличение всякой ереси. Христос не ласкою, а плетью изгонял торговцев из храма. «Господь кого любит, того наказывает, – говорит свт. Андрей Кесарийский, – и бьет всякого сына, которого принимает (Евр. 12, 6), и броздами и уздою привлекает к Себе не приближающихся к Нему (Пс. 31, 9), чтобы хотя по принуждению они обратились на правый путь, с которого совратились чрез обольщение». 

Блажен, кто поступает так же, ибо святой апостол Павел говорит: подражайте мне, как я Христу (1 Кор. 4, 16). А Христос не имел человекоугодия и не говорил иудеям ласковых речей, но с праведным гневом обличал их пороки, называя то лицемерами (Мф. 15, 7), то змиями и порождениями ехидны (Мф. 23, 33). Он говорил истину прямо, не привлекая лестью кого-либо, но сказал: Для того-то и говорил Я вам, что никто не может придти ко Мне, если то не дано будет ему от Отца Моего. И как повествует Писание: С этого времени многие из учеников Его отошли от Него и уже не ходили с Ним (Ин. 6, 66–67). Ибо отступившие своим поступком свидетельствовали, что и прежде и теперь искали они лишь философской пищи для своего горделивого ума и потому, когда услышали слова, несогласные с их мнением, то оспорили слышанное и отвергли Истину. 
Так что же, неужели Христос дал повод отделиться ученикам? – Нет. Разве Тот, Кто стоит у каждого сердца и стучит, Тот, Кто желает всем спасения, сказал нечто, чтобы отринуть многих? – Нет. Христос не отвергает никого, но и не понуждает. Он дал всем свободную волю. Но те, кто верили Ему как Богу, остались с Ним. Кто же деверяя себе, поклонялся своим мудрованиям, те отпали от Него, посчитав, слова Спасителя неверными. 
Такова вера наша, чтобы мы верили Слову Божию, утвердившему для нас Церковь Свою Святую, которая является неизменной хранительницей истины в ее первоначальном виде. Она не искажает учения Христова ради того, чтобы привлечь неразумных и горделивых философов, подстраиваясь под диавольское ярмо свободомыслия. И как прежде, так и теперь Иудеи требуют чудес, Еллины ищут мудрости; а мы проповедуем Христа распятого, для Иудеев соблазн, а для Еллинов безумие (1 Кор. 1, 22–23). 

Священное Писание ясно дает определение отношения к ближнему, призывая возлюбить его как самого себя, но если он, согрешив, не приимет обличения и преслушает Церковь: то да будет яко язычник и мытарь (Мф. 18, 17). И святые отцы, отделяя стадо Христово от нехристей, называя пасомых овцами, а еретиков – хищными волками. Поэтому, если ты овца Пастыря-Спасителя, то не имей дружьы с еретиками, если же ты пастырь, то бей беспощадно словом обоюдоострым свирепых хищников, оберегая вверенных тебе овец – в этом истинная христианская любовь. 

Овца есть образ смирения, а волк – непомерной гордыни. И если Бог гордым противится, то почему ты оказываешь им почести и принимаешь как овец в доме своем? Неужели ты премудрее Бога, что ласкательствами ублажаешь тех, кому необходима плеть? 

Христос предупреждал учеников, что по отшествии Моем войдут к вам лютые волки, не щадящие стада (Деян. 20, 29) и это говорил он о еретиках, которые вошли в общество христиан и стали расхищать спасающиеся души, обольщая их своими хитросплетенными баснями. Кто любит Бога и братьев своих, тот не вкушает хлеб с еретиками, ибо знает, что, однажды или дважды сказав еретику млово истины, надо немедля отвращаться от него (Тит. 3, 10). А кто не слушает слов Писания и вступает с еретиком в сотрудничество и общение, тот свидетельствует, что находится в послушании у диавола. 

Если ты мирянин, то не принимай еретика в доме своем, дабы он знал, что надлежит ему прежде принести покаяние и только тогда будет принят в дом православного. Если ты священник, то не дозволяй входить в храм Божий отступившим от истины даже в малом. Ибо так повелевает 33-е апостольское правило: «Не принимать никого из чужих епископов, или пресвитеров, или диаконов без представительной грамоты. И когда оная предъявлена будет, да рассудят о них: и если будут проповедники благочестия – да приемлются, если нет – [то] подайте им, что нужно, а в общение не приемлите их. Ибо многое бывает подлогом». 

Нет лучше свидетельства истины Православия, как твердое следование заповедям и канонам. И если Христос повелевает отвращаться от еретика, то что же ты не поступаешь по слову Его. Боишься обидеть заблудшего? Но почему не боишься оскорбить своим общением Того, Кто пролил за тебя на Кресте Свою Кровь?
Не думай, что своим усердным ласкательством ты можешь спасти еретика, что сможешь уврачевать его прелесть. Человеку это невозможно, Богу же все возможно (Мф. 19, 26). Поставь засовы крепкие при дверях души твоей и стражу неусыпающую, дабы не пропустить тебе сочувствия к врагам Христовым. Внемли себе и пребывай в молитве и пощении. А если ощутишь в душе своей несогласие с Писанием или святыми отцами, то знай, что впустил ты волка в душу свою. Гони эту прелесть бесовскую слезами и покаянием, чтобы войти тебе в Царствие Небесное. 

10. Не поклоняйтесь богу чуждему

В правление нечестивого царя Юлиана, бесчеловечие которого было приукрашено человеколюбием, предложено было христианским воинам золото, но прежде чем получить его от руки царя, надлежало возложить на огонь фимиам. И многие доблестные воины, прежде обращавшие врага в бегство, теперь пали от малого огня и незначительного курения. «Большая часть не чувствовала своего поражения, – говорит о них святитель Григорий Богослов, – что было всего горестнее». Ибо если бы их поставили перед императором и потребовали отречения, то они как один согласились бы лучше умереть, нежели отречься от Христа. Но вот те, которых не могли бы склонить к отречению страшные пытки, вдруг оказались предателями, посчитав, что повеление императора необходимо исполнять без промедления. 
Всемилостивый же Бог, не желая погибели некогда верных, но подпавших под обольщение воинов, обличил их через одного христианина, который, увидев отпавших молящимися после трапезы, сказал: «Что же это? После отречения вы призываете Христа?» Услышав такие слова, воины расспросили обличителя, в чем он видит их отречение, и когда тот рассказал им о принесенной ими жертве богам, тогда они, нисколько не оправдываясь, сразу же побежали к императору и потребовали себе казни с тем, чтобы пролить кровь за Иисуса и ею смыть свое неразумное поклонение и отречение. Они не пожелали оставаться в мире с порфироносцем, столь лукаво обольстившим их, но смело обличили его злочестие. За это и получили от Бога прощение прежде приятия мук. И хотя они не были преданы казни коварным богоотступником, а только отправлены в ссылку, как проявившие неповиновение, все же их поступок может научить многому. 

Экуменизм, как и всякая ересь, занимает оправдательную политику и пытается убедить верующих, что экуменическое движение ведет к единству всех верующих вообще, а не к объединению или смешению религий. Что это единство необходимо для того, чтобы противопоставить верующий мир воинствующему атеизму. Но каждому православному понятен абсурд такого оправдания. Объединяться с еретиками для войны с безбожниками - это все равно, что вступить в общение с демонами для борьбы против бесов. Ни одна религия, кроме Православия не верит Богу и не служит Ему. Более того, всякая религия является богоборческой. Кто не со Мною, тот против Меня, – говорит Христос, – и кто не собирает со Мною, тот расточает (Мф. 12, 30).

Экуменисты раскуривают трубку мира с язычниками на своих экуменических шабашах и от этого сатанинского дурмана пьянеют в собственной гордыни. Плоды их экуменического древа исполнены смертоносного яда. Не станем же соглашательством и молчанием предавать Православие. Не мир принес Христос на землю, но меч (Ср.: Мф. 10, 34), дабы мы сражались за чистоту веры до последней капли крови, чтобы обрести нам мир в вечных обителях Иисуса Христа Господа нашего. А потому и каждый христианин обязан внести свою лепту в противостояние экуменической ереси. Пусть это будет письмо в Священный Синод, издание какой-либо противоэкуменической статиь или книги. Даже простая беседа с близкими об опасности экуменизма не останется бесплодной. 

Поспешим, о братия, противостать этой пагубной ереси, чтобы оказаться нам стойкими в вере и непреклонными в истине, а если и понадобится пострадать, то знайте: всяк, кто пострадает за истину наследует вечное блаженство. 

ПРИМЕЧАНИЯ:

1 Ср.: Творения иже во святых отца нашего Григория Богослова архиепископа Константинопольского. Свято-Троицкая Сергиева Лавра. 1994, т I, сл. 21, похвальное Афанасию Великому, архиепископу Александрийскому, с. 319. 

2 Принято считать 1920 г., когда состоялась первая экуменическая конференция в С.-Батемберге, в Швейцарии. 

3 Le Temple. (официальный орган франкмасонства Шотландского ритуала, названный в память Тамплиеров), № 3, сент.-окт. 1946, «Объединение церквей».

4 В 1961 году, вопреки народной воле, кучка обновленчески настроенных иерархов РПЦ МП заключила предательский договор с ВСЦ и вошла в состав этой масонской организации.

5 Точилов А. Протесты в Германии и Австрии против нового, догмата о папской непогрешимости и его последствиях.// «Христианское чтение». СПб., 1871, ч. I, с. 941–977.

6 Речь проф. И.Т. Осинина на торжественном собрании СПб. Духовной академии 17 февраля 1872 г. // «Христианское чтение». 1872.

7 Единство Церкви никогда не нарушалось и нарушиться не может. Таково Православное исповедание. Еретики не разделили Церковь, а отделились от нее. Церковь свята, непорочна и нераздельна (Ср.: Еф. 5, 27). 

8 Иностранная церковная жизнь // «Странник». СПб. 1898, c. 347.