Интернет-журнал "Антиэкуменизм"
       
 

Главная 

   

 

Псевдохристианский экуменизм 

 

Гостевая книга 

 

Круглый стол 

 

Каталог православных изданий 

 

Пишите нам 

 

 

 

               
 

Иеромонах Павел (Лебедев)

 

ВОСЬМОЙ ВСЕЛЕНСКИЙ     

Все, чему учил Господь наш Иисус Христос, все, что сотворил Он для нашего спасения, придя на землю не судить мир, но спасти (Ср.: Ин. 3. 17), да будем хранить неизменно, подвизаясь в заповедях Его и благодаря за все, в том числе и за то, что не умолчал Он, но предупредил нас: восстанут лжехристы и лжепророки, и дадут великие знамения и чудеса, чтобы прельстить, если возможно, и избранных (Мф. 24, 24). – Сколько же надобно нам разумения и трезвения, чтобы не обольститься тонкими, прикровенными ухищрениями диавола и его ересей, но различать их по благодати Святаго Духа!

Изобретатель греха и ненавистник диавол, будучи гоним верными христианами, усердно подвизающимися в благочестии, стал лукаво совращать верующих во Христа ложными понятиями, а совращенных опутывать незримыми узами прелести, сея хулу на Царя царствующих, и вселяя в души людские сомнение в истинности слов Господних. Подобно тому, как воры часто создают толчею и шум среди собравшегося на торжище народа и этим отвлекают внимание от похитителя, который, воспользовавшись людским смятением, крадет там, где и не подозревают, так и лукавый диавол при помощи служителей своих сеет раздор, а тем временем неприметным образом расставляет сети еретических заблуждений там, где особо и не ожидают его лукавого действия, и крадет души избранных, увлекая их в вечную погибель.  

Таков образ тонкого, неприметного на первый взгляд ухищрения, о котором  мы обязаны объявить, чтобы снять маску лжи с отца всех ересей, ныне принимающего на себя благочестивое имя Восьмого Вселенского Собора. Ибо, прикрываясь этим близким каждому христианскому сердцу именем, он ворует истину и делается человекоубийцею заблудших.

Православная Церковь твердо исповедует: «Наши догматы и учение нашей Восточной Церкви еще древле исследованы, правильно и благочестиво определены и утверждены святыми [Семью] Вселенскими Соборами. Прибавлять к ним или отнимать от них что-либо непозволительно. Посему желающие согласоваться с нами в божественных догматах православной веры должны с простотою, послушанием, без всякого исследования и любопытства, последовать и покориться всему, что определено и постановлено древним преданием [святых] отцов и утверждено святыми Вселенскими Соборами со времени апостолов и их преемников, богоносных отцов нашей Церкви» [1].

Итак, семь голов суть семь гор – Семь Вселенских Соборов, на которых сидит жена (Откр. 17, 9) – святая Православная Церковь. Она не имеет нужды в прибавлении или отъятии, ибо число семь есть число полноты. 

Однако же латиняне обвиняют ее в том, что будто бы, держась строго только постановлений Семи Вселенских Соборов и не признавая «живого органа непогрешимого учительства церковного в лице папы римского», чрез то самое сделалась неподвижною, а следовательно, безжизненною, мертвою. Но так ли это на самом деле? Римские богословы обвиняют Православную Церковь в мертвенности, говоря, что жизнь есть движение, то есть каноническое развитие, а Православие будто бы представляет собой могильную плиту, неподвижно опирающуюся на определения Семи Вселенских Соборов. Этими из песка сложенными против Православия детскими построениями они пытаются оправдать свои еретические новшества.

Мы же, зная, что жизнь имеет двоякую природу, разделяем ее на тленную (временную) и нетленную (вечную) и утверждаем, что тленная, земная жизнь может развиваться во времени, нетленная же обладает божественными свойствами неизменности и постоянства, а потому не подвластна времени. Ориентируясь на нее и желая по милости Божией наследовать вечное блаженство в Царствии Небесном, верующий человек усердно подвизается в соблюдении заповедей Божиих, которые неизменяемы [2].

Жизнь во Христе недоступна тем, кто мыслит о ней плотски, а потому мы призваны иметь духовное ведение и рассуждать духовно. Ибо живущие по плоти о плотском помышляют, а живущие по духу – о духовном. Помышления плотские суть смерть, а помышления духовные – жизнь и мир, потому что плотские помышления суть вражда против Бога; ибо закону Божию не покоряются, да и не могут. Посему живущие по плоти Богу угодить не могут (Рим. 8, 5-8).

 Представление латинских богословов о жизнетворчестве церковных догматов, как о развивающемся учении, постоянно обновляющемся и дополняющемся – плод плотского мудрования. И это неудивительно, потому что как отсеченный член разлагается и распадается, испуская при этом зловоние, так и латиняне, отпав от Тела Церкви Божией, с молниеносной быстротой распадаются на новые течения и секты, повсюду распространяющие мертвящий смрад своих лжеучений. Но Бог поругаем не бывает (Гал. 6, 7). Пусть никто не обманывается: живительная сила благодати Христовой не пребывает в учениях мертвых, имеющих разрушительное развитие, к каким относится и учение римской церкви, ибо постоянно вводимые им новшества увлекли его в бездну еретического мудрования. Дух Божий живет там, где истина остается неизменной, где крепки столпы определений Семи Вселенских Соборов, защищающих учение Христа от еретических новшеств. Только там поселяется и непрестанно пребывает животворящее дыхание Духа Божия.

Благодатью Духа Святаго обладает лишь совершеннейшее Православие, неповрежденным сохранившее истинное учение Господа нашего Иисуса Христа, которое Он во всей полноте явил во время Своего вочеловечения. В сем святейшем учении Спаситель наставил апостолов, а те положили его в сокровищницу Православной Церкви, о которой имеем обетование, что и врата адовы не одолеют ее (Мф. 16, 18). На этом обетовании зиждется  догмат о непогрешимости и святости нашей Церкви. «Вратами адовыми Слово Божие назвало сонмища безбожников и богохульства ересей, – говорит преп. Исидор Пелусиот, – которым Церковь Божия всем противится, сама побеждает их, но ими [никогда] не побеждается (katakurieuetai)» [3].

В определениях Семи Вселенских Соборов святые отцы поведали нам тайну богословия, запечатлев ее в неприкосновенном Символе Веры [4]. Все Семь Вселенских Соборов признаны Церковью непогрешимыми. В богослужебных песнопениях она величает их седьмью столпами, на которых незыблемо утверждена истина Православия. «[Вселенские Соборы], – поется в тропаре канона святым отцам, – седмь убо духов, иже почиша на Христе, Исаия сие рече: на Седмих же Соборех почи Христос, со Отцем и Божественным Духом» [5].  

Если же Церковь утверждает, что учение Христа отражено в Символе Семи Вселенских Соборов, то может ли идти речь о созыве Восьмого Собора? – Совершенно очевидно, что такой необходимости нет. Разве не прольет воду тот, кто станет лить ее в сосуд, наполненный до краев? [6] Латиняне, оставив святую седмирицу Соборов, уже имеют в своем арсенале 21 «вселенский собор» и похваляются этим, как особым достижением [7]. Но если мы для примера посмотрим на определения их последнего (II ватиканского) собора, то увидим, что он во многом противоречит постановлениям Семи Вселенских Соборов и его решения скорее похожи на законы язычников, нежели на канонические заповеди христиан [8].

Семь Вселенских Соборов, как семь золотых светильников, своими каноническими определениями освещают всем верным путь ко спасению. Будучи возжены Самим Христом Богом, они излучают животворящий свет Триединого Солнца Истины. И души православных христиан, словно растения, жаждущие солнечного тепла и света, устремляются к совершенству во Христе Иисусе. В этом жизненная сила догматов и канонов для всех членов Церкви, ибо, познавая спасительное православное вероучение, победоносно высящееся на семи столпах Вселенских Соборов, христиане духовно и нравственно совершенствуются, соприкасаясь с Божественной вечностью. 

Учение Христа, выраженное в Символе Веры Семи Вселенских Соборов, есть учение совершеннейшее и не имеет необходимости обновляться или развиваться, как это мы видим на примере канона книг Священного Писания. Невозможно же в состав книг Библии добавить какую-либо новую книгу, как бы она нам ни казалась святой и боговдохновенной. Так же нельзя и к Символу Веры Семи Вселенских Соборов прибавить что-либо еще, ибо на Седьмом Вселенском Соборе святые отцы положили предел исследованиям в догматах. Вот как об этом свидетельствует Православная Церковь: «…Отцы стекшеся на Седьмом Соборе манием Божием, в шести днех все сие совершившаго, и седьмый благословившаго честнейшую соделаша, предел веры изложивше» [9].

Кривотолки латинян, называющиеся у них «вселенскими соборами», есть ничто иное, как свидетельство несовершенства их вероучения, ибо всякое человеческое учение действительно нуждается в развитии, и только Божественная истина всесовершенна. Этим-то латинское и прочие учения отличаются от единственно истинного неизменного учения Спасителя.

Латиняне усвоили мудрование плотское, человеческое и прельстили многих невежд, склонив их к любомудрию. Они говорят, что Вселенские Соборы нужны для обнародования догматов, принимаемых папой. Неужели тех догматов, которые принес на землю во время Своего пришествия Иисус Христос, недостаточно? Чрез латинян диавол клевещет на истину и упраздняет смысл Боговоплощения Спасителя, Его крестную смерть и Воскресение, представляя Его учение как бы нуждающимся в дополнении. Да запретит ему Господь и всем последователям его нечестивейшей лжи.

Мы, православные, исповедуем, что на Семи Вселенских Соборах догматы, будучи изначально в сокровищнице Апостольской Церкви, ревностно защищались от еретиков святыми небомудренными отцами, которые во всей полноте «…тайну богословия ясно предаша Церкви…» [10]. Символ Веры, утвержденный ими на Семи Вселенских Соборах, положил конец всем ересям, как бывшим, так и будущим [11]. «Якоже седмию трубами иерихонския стены в седьмом обхождении падоша, – говорится в церковном песнопении, – тако сими Седмию Соборы весь сонм на Бога возносящийся, низведен в бездну в Собрании Седьмом богогласных труб Духа» [12].

Низведен же в бездну сонм ересей не в том смысле, что их больше не существует, напротив, чем ближе кончина мира, тем яростнее диавол и его служители будут обольщать народ Божий, а в смысле того, что теперь любая возникшая или могущая возникнуть ересь имеет обличение в определениях Семи Вселенских Соборов. И всякая ересь осуждается не потому, что уже была когда-то соборно осуждена, а потому, что продолжается ее противление истине. И нет более заблуждения, которое не обличалось бы Символом Семи Вселенских Соборов [13].

Так, латинская ересь filioque противится истине, выраженной в постановлениях Второго и Третьего Соборов, а иконоборческая ересь протестантов – в постановлениях Седьмого Вселенского. И если бы мы принялись за исследование всех богохульных учений современных еретиков, то без особого труда нашли бы, что определения Семи Вселенских Соборов защищают и ограждают истину от всех их лжеучений. «Большее из начала чисел седьмое, ибо создание божественнаго всего первообразно бысть, – воспевает святая Православная Церковь, – всесовершенное престание в седьмый день; и ныне всех ересей конец, в соборе равночисленном» [14].

Богозвучная труба – святой апостол Павел – учит, что надо сохранять истину в ее первоначальном виде, говоря, что  если бы даже мы или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема (Гал. 1, 8). И еще: кто благовествует вам не то, что вы приняли, да будет анафема (ст. 9). А приняли мы учение Христа, в полноте выраженное в определениях Семи Вселенских Соборов, и потому утверждаем, что нет никакой необходимости в созыве Восьмого Вселенского Собора [15].

Какая же нужда побуждает некоторых, называющих себя православными, так усердно ратовать о его созыве? Несложно заметить, что радетелями созыва этого собора являются проповедники экуменической ереси. Они торопятся поскорее узаконить на нем свое богохульное учение, а потому и прикладывают все старания к его подготовке [16]. Экуменисты утратили всякое благоговение перед святыней, они без страха нарушают каноны, проповедуют необязательность соблюдения догматов, даже крестное знамение накладывают на себя небрежно, свидетельствуя, что совершают это не ради ограждения себя от силы диавольской, а просто по привычке или же «по служебной необходимости». Впрочем, они не сидят сложа руки, а умышленно представляют дело так, словно в Церкви нет особых прений по данному вопросу, а если и существуют противники экуменизма, так это либо невежды, либо враги Церкви [17].

Восьмой собор – оправдание и надежда экуменистов. Они, нарушая определения Вселенских Соборов (не говоря уже о Поместных, анафематствовавших filioque, папизм, новый стиль, старообрядчество и проч.), говорят, что только «восьмой вселенский» может вынести правильное определение в решении «недоуменных вопросов», которых на самом деле и не существует. Ибо все их недоумения осуждаются определениями Семи Вселенских Соборов. Но еретики надеются большинством голосов на этом «соборе» узаконить свое вероотступничество [18].

Кто станет ударять руками по скале, тот не причинит ей вреда, а скорее повредит свои руки. Так повреждаются и те, кто в безумии своем дерзает биться о скалу непоколебимого Символа Веры Семи Вселенских Соборов. Напрасно упорствуют еретики, напрасно умаляют значения определений Поместных Соборов Церкви, стремясь изолироваться от гласа ревностного хранителя истины – народа Божия и проповедуя непогрешимость «восьмого вселенского собора». Церковь Божия не примет его решений, ибо многие святые предупреждали, что «восьмой вселенский собор» будет еретическим. А потому все, кто примет его решение пойдут в вечную муку как изменники православной веры.

Оптинский старец преподобный Нектарий (†1928 г.), отвечая на вопрос о возможном объединении Православной Церкви с римской, говорил: «Нет, это мог бы сделать только Вселенский Собор, но Собора больше не будет. Было Семь Соборов, как семь Таинств, семь Даров Святаго Духа…».  А преподобный Кукша (†1964 г.) предсказывал: «Скоро будет экуменический собор под названием „святой“. Но это и будет тот самый „восьмой собор“, который будет сборищем безбожных. На нем все веры соединятся в одну. Затем будут упразднены все посты, монашество будет полностью уничтожено, епископы будут женаты. Новостильный календарь будет введен во вселенской церкви. Будьте бдительны. Старайтесь посещать Божии храмы, пока они еще наши. Скоро нельзя будет ходить туда, все изменится…».  

Стремление изменить каноны, которые мешают «сломать перегородки» между Православной Церковью и учениями псевдохристианских конфессий – вот основная причина, побуждающая экуменистов к созыву «вселенского собора».

Противостанем же всякому их злому ухищрению, чтобы истинную и переданную святыми отцами Православную веру нашу сохранить в чистоте, ничего не прибавляя и ничего не убавляя. «Ибо доселе мы имели Веру, ни в чем не имущую недостатка, – говорит свт. Марк Ефесский, – и не нуждаемся в соборе… для того, чтобы научиться чему-нибудь более новому. Мы, которые являемся сынами и учениками [Семи] Вселенских Соборов и на них и после них просиявших [святых] отцов, это – хвала наша, вера наша, доброе наследие отцов наших. С нею мы надеемся Богу предстать и восприять отпущение согрешений. А без нее не знаю, какая праведность освободит нас от вечного мучения. Покушающийся же, чтобы мы отбросили ее и ввели иную, более новую веру, хотя бы он был и Ангел с небес, да будет анафема (Ср.: Гал. 1, 8), и да исчезнет всякая память о нем перед Богом и пред людьми. Пусть никто не властвует в вере нашей – ни царь, ни архиерей, ни лжесобор, ни иной кто, но только – единый Бог, Который Сам чрез Своих учеников передал нам ее».

Будем же верно хранить Православие, чтобы никакие ухищрения, ни пытки, ни сама смерть не отлучили нас от истины Христовой. «Мольбами, преблагий Господи, Матери Твоея, и иже на Седми Соборех собравшихся отцев, Церковь утверди и веру укрепи: И Царствия Небеснаго вся покажи причастники, егда приидеши на землю судити всю тварь» [19].

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Догматические Послания православных иерархов XVII-XIX веков о Православной Вере. М: 1900, с. 143-144.

2. Доколе не прейдет небо и земля, ни одна йота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все (Мф. 5, 18).

3. Lib. 1. Epist. 238, p 67. Paris, 1638. Свт. Александр Александрийский: «(Исповедуем) единую кафолическую и апостольскую Церковь, всегда непобедимую, хотя бы и весь мир вооружился на нее, и побеждающую всякое нечестивое восстание неправославных». Epist., de Ariana haer., ad Alex. Constantinopol., n. 12.

4. Это Символ, возвещенный Первым и Вторым Вселенскими Соборами и санкционированный и подтвержденный прочими Соборами. После Седьмого Вселенского был иной Собор, во время Василия, императора Ромеев, созванный свт. Фотием Патриархом Константинопольским, который лишь символически именуется Восьмым Вселенским. Он подтвердил истинность определений Седьмого Вселенского Собора и засвидетельствовал полноту учения, изъясненную в определениях всех Семи Вселенских Соборов в виде Символа Православной Веры. «Если кто, – говорит он, – помимо этого священного Символа дерзнет иной писать или прибавлять или убавлять и дерзко отзываться об этом постановлении, да будет осужден и извержен из всего христианского общества». Mansi. oр. cit. t. XVII, р. 520-1.

5. Песнь 4-я. Канон святым отцам.

6. В Деяниях Седьмого Вселенского Собора говорится: «Кто, найдя истину, продолжает искать ее, тот ищет лжи».

7. В каноническом праве латинян в 1945 году насчитывалось  2666 канонов. После II  ватиканского собора их стало гораздо больше. Постоянное прибавление канонов создает неудобства и путаницу из-за существующих в них противоречий, что, впрочем, на руку изобретательным католическим богословам.

8. II ватиканский собор провозгласил политику "аджорнаменто", означающую изменение традиционного христианского понимания Церкви как богочеловеческого организма. "Аджорнаменто" или "теология культуры" – понимание всех культур человечества как относительно равнозначимых в духовном отношении. "Теология культуры" является основой для католического экуменизма, то есть политики сближения всех религий под эгидой ватиканского престола. Практически это выражается в чрезвычайно высокой дипломатической активности Ватикана. Папа Иоанн Павел II совершает множество визитов в нехристианские страны, где участвует в местных обрядах и церемониях, воздает почести святыням, почитаемым в этих религиях (пример тому – визит в Индию, где папе на лице изображали мистическое открытие "третьего глаза" и где он провозгласил индуиста Махатму Ганди учителем церкви.

9. Служба св. отцам  Седьмого Вселенского Собора, октябрь, 11-й день, из стихиры на «Господи воззвах».

10. Служба св. отцам  Седьмого Вселенского Собора, октябрь, 11-й день, из стихиры на "Хвалитех", творение свт. Георгия Никомидийскаго.

11. «Благодарю Господа и святую матерь мою, Церковь, непорочную и нетленную Невесту Христову, – писал св. Иоанн Кронштадский, – что она указала, уравняла, угладила мне верный путь ко спасению, отсекши на Соборах Вселенских и Поместных все ереси и расколы, которые могли служить крайним преткновением и препятствием ко спасению в Боге…". Моя жизнь во Христе, т. 2, ст. 1217.

12 Канон св. отцам Седьмого Вселенского Собора. Песнь 4, тропарь 3.

13. «Вера Церкви, – говорит новомученик епископ Марк (Новоселов), – противится такой-то или такой-то ереси не потому, что эта ересь осуждена таким-то или таким-то Вселенским Собором, а как раз наоборот: такой-то Вселенский Собор осудил такую-то ересь потому, что она противится вере Церкви».

14. Канон св. отцам Седьмого Вселенского Собора. Песнь 1, тропарь 3.

15. До середины XIX века в Православной Церкви даже и не помышляли о восьмом соборе, хотя до этого положение Церкви не раз было очень серьезным (Падение латинян 1054 г., Флорентийская уния 1453 года, реформы Лютера 1521, и проч.). Лишь с проникновением в православное богословие протестантских воззрений возникла мысль о его созыве. Почти всеми богословами того времени необходимость восьмого вселенского собора была отвергнута. Даже такие вольнодумцы, как Розанов и Успенский, категорически отрицали возможность его созыва. Правда, они это представляли как ограниченность Православия из-за разделения с католиками, и потому говорили, что собор может быть лишь всеправославным, а не вселенским. Защитниками же мнения о возможном созыве восьмого собора были лишь некоторые реформаторы, ссылавшиеся на ложное католическое учение о развитии догматов в «живой церкви», то есть будущие обновленцы живоцерковники. Они утверждали, что если Церковь не имеет возможности собрать Вселенский Собор, то врата ада одолели ее. Но православные богословы того времени говорили не о невозможности, а об отсутствии необходимости его созыва, поскольку задача Вселенских Соборов – обличение возникшей ереси. А так как ереси латинян, протестантов и прочих сектантов осуждаются определениями Семи Вселенских Соборов, то в созыве восьмого собора нет никакой необходимости.

16. Один из подготовительных документов к работе «восьмого собора» – «Основы социальной концепции», которую характеризует либеральный подход к изложенным там вопросам. Документ изобилует противоречивыми утверждениями. Он как бы опирается на Священное Писание и святоотеческие традиции, но тут же отступает от них, преподнося «новое решение вопроса в соответствии с устоями и нормами современного мира». Так, например, в разделе XII сначала говорится: «Православная Церковь ни при каких обстоятельствах не может дать благословение на производство аборта» А далее: «В случаях, когда существует прямая угроза жизни матери при продолжении беременности, особенно при наличии у нее других детей, в пастырской практике рекомендуется проявлять снисхождение. Женщина, прервавшая беременность в таких обстоятельствах, не отлучается от евхаристического общения с Церковью, но это общение обусловливается исполнением ею личного покаянного молитвенного правила, которое определяется священником, принимающим исповедь». Такое решение вопроса практически является благословением на убийство, ибо «при определенных обстоятельствах» женщина получает право безнаказанно убивать своего ребенка. Проявление «снисхождения в пастырской практике», а именно – благословение на аборт (детоубийство) по медицинским показаниям – есть свидетельство недоверия Промыслу Божию.

17. В сентябре 1991 года на швейцарском совещании "Православные Церкви и ВСЦ" Константинопольский Патриарх Варфоломей (Архондонис) и Смоленский митрополит Кирилл (Гундяев) приняли совместное заявление о том, что "Православное участие в экуменическом поиске единства христиан требует постоянного очищения Православия". От чего же, простите, надо "очищать" святое непогрешимое Православие? – От канонов мешающих этим предателям Православия. В 6-й главе своей масонской диссертации Варфоломей прямо говорит о необходимости создания "новых канонов".

18. Даже зарубежники, противники экуменизма, претендующие на чистоту и неповрежденность своего учения, и те заблудились в мнениях о восьмом соборе. В 1994 г. на соборе РПЦЗ было принято еретическое учение митрополита Оропосского и Филийского Киприана, утверждающее, что "открытые еретики гарантированно обладают благодатью Святых Таинств безгранично и, возможно, до второго пришествия, если эти еретики не осуждены инстанцией, которую митрополит Киприан называет "Собором объединения", то есть "восьмым вселенским"" ("Вертоградъ-Информ", № 6, июнь 2000, с. 27). Такое определение дает возможность всем еретикам безнаказанно проповедовать свои гнусные хулы на Духа Святаго, неразлучно пребывающего в Церкви, до мнимого восьмого собора, на котором они надеются узаконить свои еретические учения при помощи лукавого прозападного богословия. При этом еретики часто говорят, что они против новшеств, а сами вместо того, чтобы ревностно обличать их, оправдывают и защищают проповедников нововведений.

19. Служба св. отцам  Седьмого Вселенского Собора, октябрь, 11-й день, Богородичен по 6-й песни канона св. отцам.  

     
       

 

                  © 2005. Православный ресурс stopoikumena.ru.