Интернет-журнал "Антиэкуменизм"
       
 

Главная 

   

 

Вопросы и ответы  

 

Гостевая книга 

 

Круглый стол 

 

Каталог православных изданий 

 

Пишите нам 

 

 

 

             
 

Священник Александр Смирнов

ЧТО ТАКОЕ РАСКОЛ

Всякое дело христианин начинает с молитвы и заканчивать благодарением Господа. Такой порядок, напоминающий о том, что Бог положил начало всему сущему и будет судить каждого по кончине дней, мы имеем от святых Апостолов. Ибо Господь наш Иисус Христос есмь Альфа и Омега, начало и конец, Первый и Последний (Откр. 22, 13). Он даровал миру Учение о спасении, которое, ясно проповедуемое, неизменно соблюдается в возлюбленной Церкви Его.

Апостолы, желая оградить совершеннейшее учение Христово от нововведений лукавого, постановили: кто благовествует вам не то, что вы приняли, да будет анафема (Гал. 1, 9). А Святые Отцы Шестого Вселенского Собора в Константинополе (680) пояснили заповедь сию: «Божиею благодатию определяем: хранить неприкосновенно нововведениям и изменениям веру, преданную нам от самовидцев и служителей Слова, богоизбранных Апостолов…» [1].

Однако диавол, будучи отцом всякого нечестия, посеял терние – различные еретические учения. Побуждая горделивых искать ответы на новые, будто бы еще неизвестные Церкви вопросы, он увлек их в еретическое вольнодумство.

«Под именем еретиков разумеются те, которые приемлют наше таинство, – говорится в Афинской Синтагме, – но в некоторых частях учения погрешают и не согласны с православными».

Причиной такого несогласия является гордость. Она овладевает тщеславным умом и ищет чего-то нового, стараясь быть не исполнителем, но законодателем «божественных» повелений. Смирение же послушно Богу во всем и исполняет то, что заповедано Христом в Апостольской Церкви.

Искажая истину, еретически мудрствующие лишались невидимо благодати Божией, и по сути дела переставали быть христианами, а Церковь лишь смиренно свидетельствовала о том, что уже на самом деле совершилось. Таков смысл Церковной анафемы, произнесенной святыми Соборами на еретиков. 

Но злоискусный диавол, посекаемый мечем святоотеческой премудрости, не остановился в своем нечестии, а предпринял иную хитрость. Он стал через неразумную ревность гордецов отсекать от тела Христова мнимых поборников благочестия. Так, некоторые, поддаваясь чрезмерной мнительности лишь подозревая своих епископов или пресвитеров в нарушении Божественного порядка, уклонились в раскол.

Что же такое раскол?

Определение раскола встречается в правилах святителя Василия Великого. Святой говорит, что древние Отцы поделили все мудрования на три вида: «...иное нарекли они ересью, иное расколом, а иное самочинным сборищем. Еретиками назвали они совершенно отторгшихся, и в самой вере отчуждившихся; раскольниками – разделившихся в мнениях о некоторых предметах Церковных и о вопросах, допускающих уврачевание; а самочинными сборищами – собрания, составляемые непокорными пресвитерами, или епископами, и ненаученным народом…»

Из этого определения следует, что раскольниками являются те, которые отделились от Православной Церкви по какой-либо причине.

Желая уберечь верных от раскольнического соблазна, Святые Отцы на Двукратном поместном Соборе в Константинополе (861) в 13-м правиле постановили: «аще который пресвитер или диакон, по некоторым обвинениям, зазрев своего епископа,  прежде соборнаго изследования и разсмотрения и совершеннаго осуждения его дерзнет  отступити от общения с ним, и не будет возносити имя его в священных молитвах на литургиях по церковному преданию, таковый да подвергнется извержению и да лишится всякия  священническия чести. Ибо поставленный в чине пресвитера и восхищающий себе суд,  митрополитам предоставленный, и прежде суда сам собою осуждати своего отца и епископа  усиливающийся, недостоин ни чести, ниже наименования пресвитера. Последующие же  таковому, аще суть некие от священных, такожде да лишены будут своея чести: аще же монахи  или миряне, да отлучатся вовсе от Церкви, доколе не отвергнутся сообщения с раскольниками и  не обратятся к своему епископу».

Святый Собор ясно указал на действия, обнаруживающие раскольников:

1) Самовольное прекращение литургического общения с правящим архиереем.

2) Непоминание епископа (Патриарха) при совершении богослужения.

Феодор Вальсомон в толковании на шестое правило Второго Вселенского Собора говорит: «Явно сказанное вредит, подразумеваемое не вредит», т.е. подозрение не является основанием для уклонения от общения. Вальсомон поясняет, что  раскольниками считаются те, «которые в действительности православны, но под предлогом какого-нибудь церковного недоумения отделились, по самомнению, от целости братства» [2].

«Впрочем сие определено и утверждено о тех, кои, под предлогом некоторых обвинений, отступают от своих предстоятелей, и творят расколы, и расторгают единство Церкви, – говорится в 15-м правиле того же Двукратного Собора. – Ибо отделяющиеся от общения с предстоятелем ради некия ереси, осужденныя святыми Соборами или Отцами, когда, то есть, он проповедует ересь всенародно и учит оной открыто в церкви, таковые аще и оградят себя от общения с глаголемым епископом, прежде соборнаго разсмотрения не токмо не подлежат положенной правилами епитимии, но и достойны чести, подобающей православным. Ибо они осудили не епископов, а лжеепископов и лжеучителей, и не расколом пресекли единство Церкви, но потщились охранити Церковь от расколов и разделений».

Иоанн Зонара разъясняет, что раскольниками являются те, «которые под предлогом каких-либо обвинений отступают от своих предстоятелей и расторгают единство Церкви, когда, например, обвиняют в блуде или святотатстве или рукоположении за деньги или в чем-нибудь подобном. Но если, например, патриарх или митрополит или епископ будет еретик, и такой, который всенародно проповедует ересь, открыто учит еретическим догматам, то отделяющиеся от него, кто бы они ни были, не только не будут достойны наказания, но и должны быть удостоены чести, как православные, удаляющиеся общения с еретиками»[3].

Как видим, здесь указываются две причины уклонения от общения. Первая – нарушение Церковных канонов, по которой нельзя уклонятся от общения до полного соборного осуждения преступившего. Другая – искажение догматического учения Церкви и открытая проповедь ереси. В этом случае отделение от лжепастырей похвально и досточестно.

Итак, раскол – это самовольное уклонение в отдельное от Церкви общество. Но отнюдь нельзя считать раскольниками тех, кто, имея разномыслия со своим пресвитером или епископом по какому-либо предмету, продолжает общение с ним. Ибо надлежит быть и разномыслиям между вами, – говорит Апостол Павел, – дабы открылись между вами искусные (1Кор. 11, 19).

Как супружеская измена в помыслах не является причиной для развода, так и разномыслие в каком-либо вопросе не может признаваться расколом.

Разномыслие между людьми – дело обычное и, по слову блаженного Августина, попускается оно для укрепления духа ревности по Бозе, для сохранения чистоты учения Христова.

Однако агрессивное настроение в церковной среде апологетов глобализации вызывает немалое удивление как у верующих, так и у неверующих. Некоторые, имеющие духовный сан, прямо с амвонов обвиняют верных в невежестве, суеверии и расколе, с остервенением рвут книги, в которых высказывается мнение известных старцев об антихристианской системе.

Один ИНН-щик стал кричать на людей: «раскольники, раскольники». А некто, армянин по национальности, видимо, не расслышал и говорит: «Прости, отэц, я не рассольник, я суп харчо».

Неудивительно, что любое несогласие с масонской технологией экуменического компьютерного «рая» расценивается глобалистами как религиозный экстремизм, узкоэгоистический национал-шовинизм и попытка подорвать авторитет полноты Русской Православной Церкви в глазах мирового правительства.

Слово «раскол» в устах ИНН-щиков стало похожим на устрашающую табличку: «Не влезай – убьет». Хотя сами они давно раскололись на две группы. Одни – не признают святоотеческого учения о конце мира, и потому служение  миру, подобно католикам, ставят выше служения Христу, забывая, что кто хочет быть другом миру, тот становится врагом Богу (Иак. 4, 4). Другие – умышленно раздирают Церковь Христову, будучи поставлены для этой цели ее врагами.

Для еретиков у них всегда находятся ласковые речи в экуменическом диалоге. Для православных же, смущенных совестью, имеется только бичевание – «раскольники, сектанты, невежды». 

Бедные, заблудшие волки, проникшие в стадо церковное! Их неистовый гнев есть выражение своего бессилия перед истиной. Кто же побуждает их кричать и называть раскольниками и сектантами тех, кто готов ради православия на любые лишения?

Нравственным правилом для каждого верующего человека является не внешний государственный закон, а совесть, которую каждый верный обязан хранить в чистоте.

В Церкви Христовой нет места насилию. Никто не может придти ко Мне, если не привлечет его Отец, пославший Меня (Ин. 6, 44), – говорит Христос, даровавший каждому свободную волю. Отец же привлекает к Себе не понуждением, а любовью и истиной.

Кто же из верных дерзнет насильно понуждать к чему-либо ближнего, если Сам Христос не понуждает никого? И кто из благоразумных станет называть раскольниками тех, кто нисколько не отделился от Церковного общения?

А если кто-то, вопреки учению Спасителя, все же дерзает так поступать, то тем самым свидетельствует, что по гордости своей уклонился от истины и уподобился клеветнику-диаволу, сеющему разделения и соблазны.  Никто не может служить двум господам (Мф. 6, 24) – миру и Богу.

Великий святитель XIX столетия Игнатий епископ Кавказский, указывая на то, каким образом обнаруживается Божественное учение, говорит: «Слово Божие всегда было гонимо миром; гонение от мира всегда было свидетельством учения, исходящего от Бога» [4].

Кого же гонит мир? Образованных богословов, защищающих новый мировой порядок или простых верующих, обвиняемых ими в невежестве? 

Святитель Иоанн Златоуст в беседе на Первое послание Коринфянам говорит: «...знание не производит любви, а напротив удаляет ее от человека невнимательного, порождая в нем гордость и надменность. Гордость производит разделения, а любовь соединяет и ведет к знанию». (т. X, с. 189).  

Вот чего недостает нынешним титулованным горе-богословам и бесстрашно попирающим сан священноначальникам-глобалистам, – им не хватает простой любви, которая соединяет всех верных во Христе Иисусе, в истинной Православной Церкви Его.

Любовь не безчинствует и не разоряет монастыри из-за требований государственной регистрации, любовь защищает униженных и оскорбленных от беззаконий налоговиков, любовь не превозносится над новоначальными и простецами, любовь не гордится знанием, но кротко смиряется пред учением Христа, предпочитая лучше умереть, но не иметь ничего общего с антихристом.

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Шестой Вс. Собор. Правило первое.

2. Правила Св. Вс. Соборов с толк. М. 1877, Ф. Вальсомон 2, 6. с. 106.

3. Там же И. Зонара. с. 107.

4. Свт. Игнатий Брянчанинов. Т. IV. СПб.1886, с. 511.